Выбрать главу

В увековечение славной памяти героя 25-й дивизии тов. Чапаева Революционный военный совет Туркестанского фронта постановляет: присвоить 25-й дивизии наименование дивизии имени Чапаева…

Вечная слава погибшим борцам! Мщение и смерть врагам трудового народа»[697].

Командарм Лазаревич был заменен Г. К. Воскановым, командовавшим с 24 сентября по 6 октября 25-й дивизией, начальником 25-й дивизии назначен И. С. Кутяков. Командирами бригад стали С. Я. Михайлов, И. М. Плясунков, Е. И. Аксенов. С. В. Сокол возглавил Киргизскую кавалерийскую бригаду. Из кавалерийских дивизионов бригад и 25-го кавалерийского полка в дивизии была создана кавалерийская бригада, командиром которой назначен И. К. Бубенец. Возглавляемой им конной группой была истреблена группировка противника, действовавшая севернее Уральска.

В. И. Ленин, придавая большое значение ликвидации Уральской белоказачьей армии и высвобождению сил для помощи другим фронтам, 18 октября писал М. В. Фрунзе: «Все внимание уделите не Туркестану, а полной ликвидации уральских казаков всяческими, хотя бы и дипломатическими мерами. Ускоряйте изо всех сил помощь Южфронту. Нельзя ли взять оренбургских казаков под Питер или на иной фронт? Извещайте чаще шифром о фактическом исполнении»[698].

В ходе непрекращавшихся боев, проходивших с переменным успехом, в конце октября IV армия перешла в наступление с целью занять всю населенную полосу Уральской области до рубежа Лбищенск — Джамбейтинская Ставка, оттеснить войска противника в безлюдные степи, лишив ресурсов борьбы. В итоге упорных боев с 29 октября по 28 ноября эта задача была выполнена.

С занятием Джамбейтинской Ставки противник сосредоточил разрозненные части южнее Лбищенска и частью сил занимал район Сломихинской. Готовясь к дальнейшему наступлению, 25-я дивизия задержалась в занятых ею районах до 10 декабря. Население, не уходившее уже с казачьей армией, голодало и было поражено эпидемией тифа. Для облегчения его бедственного положения Совет Народных Комиссаров 7 декабря 1919 года принял гуманное постановление, которое могла принять только рабоче-крестьянская власть. В нем говорилось: «На основании донесения Революционного Военного Совета Туркестанского фронта о крайне бедственном положении семейств казачьего населения, эвакуированных белогвардейским командованием из родных станиц в глубь киргизских степей и ныне брошенных там без средств существования, без крова и медицинской помощи и вымирающих от тифа; принимая во внимание также вообще тяжелое положение всего населения Уральской области, бывшей ареной непрерывной двухгодичной борьбы, Совет Народных Комиссаров постановляет:

1. Народным комиссариатам: по военным делам, социального обеспечения и здравоохранения принять в порядке особой срочности все необходимые меры по облегчению положения населения области, по устройству возвращающегося в свои станицы беженского казачьего населения.

2. Отпустить для означенной цели в распоряжение Реввоенсовета Туркестанского фронта 100000000 рублей.

3. Вместе с тем в видах скорейшего восстановления в крае мирного порядка и ликвидации явно бессмысленного сопротивления части уральского казачества, продолжающего упорствовать в своей борьбе против рабоче-крестьянской России, вменить в обязанность командованию Туркестанского фронта принять все меры к скорейшему безболезненному решению данного вопроса, гарантируя именем Советской Республики личную безопасность и забвение прошлых вин всем ныне оставшимся по ту сторону фронта, вплоть до высшего командного состава и состава бывшего войскового правительства, при условии немедленного изъявления ими покорности Советской власти, немедленной сдачи в полной целости и сохранности всех запасов оружия, обмундирования, военного снаряжения и сохранения в неприкосновенности всех предприятий, промыслов и заведений, имеющих важное значение как для края, так и всей Республики»[699].

Чтобы гуманный шаг не преподносился врагами населению как уступка и слабость Советского правительства, М. В. Фрунзе в своем обращении к уральскому казачеству указывал, что в случае отказа прекратить войну они будут подавлены силой оружия. «Это предложение, — писал он, — является последней попыткой Советской власти разрешить безболезненно кровавую тяжбу. Ответственность за неудачу попытки падет целиком на вас»[700].

вернуться

697

М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 217–218.

вернуться

698

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 51, с. 62.

вернуться

699

М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 242.

вернуться

700

Там же, с. 243.