Выбрать главу

Широко обнародованное постановление правительства и начавшееся 10 декабря наступление оказали большое влияние на казацкое население и усилили разложение Уральской армии. Участились случаи сдачи в плен не только отдельных казаков, но и целых групп с вооружением.

С началом наступления в подчинение начдива 25-й дивизии И. С. Кутякова вошли 450-й полк 50-й дивизии, 1-й полк Красных коммунаров и формировавшийся 1-й Советский уральский казачий полк. Части 75-й бригады 10 декабря овладели Сломихинской, 13 декабря — Новой Казанкой. Части 73-й бригады 10 декабря с боем заняли Мергеневский и Каршинский, 13 декабря — Сахарную. В этих боях противник понес тяжелые потери. Но и в дивизии была большая убыль личного состава из-за эпидемии тифа. В некоторых полках оставалось по 300 человек. Командование дивизии получило разрешение пополнять полки освободившимися из плена красноармейцами и взятыми в плен казаками, изъявившими желание идти в Красную Армию добровольно.

В бою 18 декабря 73-я бригада овладела Калмыковом, взяла много пленных, 18 орудий, 80 пулеметов, броневик, несколько автомобилей и много военного имущества. 27 декабря части дивизии разбили четыре полка противника и заняли Кулагино. Отсюда белому командованию был направлен ультиматум с требованием прекратить боевые действия, сдать оружие и все материальные ценности. На ответ давалось три дня. Но по истечении срока белое командование запросило еще 10 дней, намереваясь эвакуировать белогвардейцев и вывезти ценности. М. В. Фрунзе потребовал начать решительное наступление, для преследования противника широко использовать конницу и не позднее 15 января 1920 года овладеть Гурьевом. Командарм Восканов потребовал от Чапаевской дивизии выполнить эту задачу к 12 января. 3 января дивизия перешла в стремительное наступление, проходя иногда до 50 километров в сутки. В Гурьеве поднялась паника. 5 января 1920 года 1-й и 2-й полки кавалерийской группы Бубенца ворвались в Гурьев, а вслед за ними вступили в город Пугачевский и Степана Разина полки. Немногим удалось бежать с генералом Толстовым. Были захвачены все части, находившиеся в районе Гурьева, большие военные трофеи и продовольственные запасы. М. В. Фрунзе 5 января телеграфировал В. И. Ленину: «Уральский фронт ликвидирован. Сегодня на рассвете кавалерия IV армии, пройдя за три дня 150 верст, захватила последнюю вражескую базу — Гурьев и далее до берегов Каспия…»[701]

В тот же день М. В. Фрунзе послал телеграмму Реввоенсовету IV армии: «Сердечно поздравляю геройские войска IV армии и их доблестное командование. Ни недочеты снабжения, ни ужасающие условия борьбы в пустынных и безводных местностях, ни страшные действия тифа, уносившего из наших рядов сотни и тысячи честных бойцов, не удержали их стремительного удара. Гурьев взят, и Красное знамя смотрится в волны Каспийского моря. Полкам, первым вступившим в Гурьев, полкам и командованию славной 25-й дивизии, всем частям и полкам IV армии и их доблестному командованию — ура!»[702]

Продолжая очищение Прикаспия, кавалерийская группа Бубенца 8 января заняла Доссорские промыслы и Большую Ракушечью пристань, не дав их уничтожить. Остатки разгромленной белой армии были добиты в степях. М. В. Фрунзе 10 января доложил телеграммой В. И. Ленину:

«8 января нашей кавалерией заняты Доссорские промыслы и Большая Ракушечья пристань. Промыслы целы. Ракушечью пристань противник пытался поджечь, но огонь нашими частями потушен. По донесению начдива, в Ракушечьей имеется около 12 миллионов пудов нефти. Электрическая станция совершенно цела. Для налаживания дела считаю необходимым немедленную посылку специального аппарата, о необходимости подготовки которого я докладывал две недели тому назад»[703].

Задолго до этого Владимир Ильич телеграфировал астраханским руководителям: «Обсудите немедленно… нельзя ли завоевать устье Урала и Гурьева для взятия оттуда нефти, нужда в нефти отчаянная.

Все стремления направьте к быстрейшему получению нефти и телеграфируйте подробно»[704]. Теперь задача, поставленная вождем, была выполнена.

Подводя итог борьбы и ликвидации Уральской белоказачьей армии, М. В. Фрунзе в приказе № 63 25 января 1920 года писал: «Одна из труднейших задач, выпавших на долю IV армии, — это поход на Гурьев. 500 верст от Уральска до Гурьева по грунтовым путям, по разоренным, покинутым жителями селениям, при скудости на местах продовольствия и фуража и чрезвычайной трудности подать его из тыла, антисанитарные условия, жестокая эпидемия тифа и суровая зима — создали исключительные условия для похода. Великая слава войскам и командованию! Все было преодолено… Победил красный воин»[705].

вернуться

701

Там же, с. 247.

вернуться

702

Там же, с. 248.

вернуться

703

Там же.

вернуться

704

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, с. 288.

вернуться

705

М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны, с. 255–256.