Выбрать главу

Фактически поступление в СССР оборудования, демонтированного с германских предприятий, началось ранее: в марте — апреле 1945 г. 14 марта было принято постановление ГКО, которое обязывало Наркомат химической промышленности "вывезти все оборудование, конструкции и материалы карбидного завода фирмы "Шаффплтштенверке" из г. Бейтен в Верхней Силезии. Все оборудование и материалы, кроме готовой продукции, предназначались для сталинградского химического завода № 91. Другое постановление ГКО о заводе № 91 касалось вывоза с химического завода в г. Аммендорфе оборудования, материалов, вспомогательного хозяйства "с котельной и электростанцией".

В апреле 1945 г. на завод № 264 начало поступать оборудование с немецкого завода фирмы «Гута-Банкова», находившегося в Польше. Этот завод был хорошо оборудован для производства бронекорпусов танков. Трофейные службы в составе наступающей Красной армии демонтировали все оборудование и отправили на завод № 264.

С 19 июня 1945 г. на Сталинградский тракторный завод прибывает оборудование с лесозаводов № 1 и № 2 из г. Белау, а также из Австрии, с демонтированных заводов "Беллер", "Небелунгенверке", "Штенвер Демлер Пух", "Гамбринусверке". В конце июля на СТЗ стало поступать оборудование с предприятий фирмы "Алкет", специализировавшейся в годы войны на производстве самоходных артиллерийских установок, а также с завода "Даймлер-Бенц", выпускавшего танки. На Сталинградский тракторный завод оборудование поступало в таких объемах, что для транспортировки пришлось проложить дополнительные железнодорожные пути, а также использовать шесть тракторов с лебедками. Даже этих транспортных средств не хватало, поэтому поступил приказ развозить оборудование по цехам без составления актов о его получении и спецификации. В результате этого решения серьезно пострадал учет репарационного имущества, но другого выхода в сложившейся ситуации у администрации завода не было.

Значительную часть репарационных поставок составляло строительное оборудование и материалы. Только за первую половину 1945 г. Особым комитетом было подготовлено, а ГКО принято 10 постановлений, касающихся поставок репарационного оборудования для строительных предприятий и организаций Сталинграда. Так, 26 апреля 1945 г. в адрес Сталинградского тракторного завода было направлено деревообрабатывающее и другое оборудование с лесозаводов в г. Велау, необходимое для восстановления производственных корпусов. 20 июня 1945 г. последовало еще одно постановление ГКО, согласно которому на Сталинградский строительный комбинат направлялось 85 единиц технологического и энергетического оборудования с кирпичного завода в Штеттине. В тот же день ГКО было принято решение о передаче сталинградскому заводу "Красный металлист" оборудования кирпичного завода в Берлине. В последующем для восстановления промышленных и жилых зданий в Сталинград направлялось лесопильное оборудование, оборудование для производства цемента, кровельных материалов, кирпича и др. В большинстве случаев репарации не ограничивались технологическим оборудованием, наряду с ним на сталинградские предприятия поставлялось энергетическое оборудование, коммуникации, материалы, т.е. по возможности вся производственная инфраструктура, чтобы можно было обновить весь производственный цикл»{3}.

Стоит упомянуть и о том, что в СССР производство бумажного шпагата началось только после окончания войны на вывезенном из Германии оборудовании. На этом, кстати, и погорели польские мифотворцы, утверждавшие, что польских офицеров в Катыни расстреляли злодеи из НКВД. Руки эксгумированных трупов были в момент расстрела связаны бумажным шпагатом, а не льняными веревками, которые производились на фабрике в 10 км от Козьих гор.

В августе 1946 г. в Витебске на льнопрядильной фабрике «Двина» рабочие приступили к монтажу оборудования, полученного по репарациям из Германии. В августе 1947 г. были выпущены первые метры ковровой дорожки «Букле» и плюша, а к 5 ноября этого же года пущена первая очередь коврово-плюшевого комбината. Были смонтированы и освоены 27 плюшевых и 73 ковроткацких станка.

На Центральной телефонной станции Москвы, номера которой начинались на «222» и которая обслуживала в том числе и ЦК КПСС, до 1980-х годов использовалось оборудование телефонного узла рейхсканцелярии. По данным историка и экономиста Гавриила Попова, даже техника для подслушивания, применявшаяся после войны советской госбезопасностью, была германского происхождения.

Сколько было вывезено станков из Германии в 1945—1950 гг., толком никто не знает. Тот же Семиряга приводит расчеты, из которых следует, что вывезено около 640 тыс. станков, а по другим данным — 339,4 тыс. станков. Я вполне допускаю, что разница не только в пристрастиях авторов, но и в методике подсчетов.

К сожалению, никто не посчитал, сколько вывезено паровозов, тепловозов, вагонов, рельсов и другого железнодорожного имущества рейха. И автору приходится довольствоваться лишь соответствующими постановлениями ГКО:

Постановление № 7688 от 6 марта 1945 г. «О разборке железнодорожных линий на территории Германии».

Постановление 7701 от 6 марта 1945 г. «О вывозе оборудования с немецкого вагоностроительного завода фирмы "Остдейтше Машинен унд Вагонфабрик" в г. Кенигсхютте».

Постановление № 7758 от 9 марта 1945 г. «О вывозе оборудования с немецкого паровозоремонтного завода фирмы "Бетридсгеминсшафт Рав Доброс" в г. Ельс».

Постановление № 7759 от 9 марта 1945 г. «О вывозе оборудования с немецкого паровозоремонтного завода в г. Глейвиц».

Постановление № 8030 от 5 апреля 1945 г. «О перепрессовке 1500 немецких трофейных вагонов с западноевропейской на советскую колею».

Постановление № 8094 от 12 апреля 1945 г. «О вывозе оборудования с немецкого паровозовагоноремонтного завода в г. Штаргард».

Постановление № 8176 от 19 апреля 1945 г. «О вывозе оборудования с немецкого паровозостроительного завода фирмы "Шихау" в г. Эльбинг».

Постановление № 8271 от 26 апреля 1945 г. «О вывозе оборудования по производству паровозных тендеров с немецкого завода "Винер Нейштадт локомотив фабрик" в г. Винер Нейштадт».

Постановление № 8815 от 31 мая 1945 г. «О вывозе оборудования с немецких паровозоремонтных заводов в гг. Росток (провинция Мекленбург), Бранденбург-Вест (провинция Бранденбург) и паровозовагоноремонтных мастерских в г. Виттенберг (провинция Бранденбург)».

Постановление № 8816 31 мая 1945 г. «О вывозе оборудования немецких главных мастерских Берлинского метрополитена и завода металлоконструкций в г. Берлин на предприятия НКПС».

Постановление № 8984 от 8 июня 1945 г. «О разборке узкоколейных железнодорожных линий на территории Восточной Пруссии».

Еще раз повторяю, рассказать обо всем, что советская администрация вывезла из Германии, в одной книге невозможно. Но об отдельных элементах «великой контрибуции» стоит сказать поподробнее.

Глава 3

ПЕРЕМЕЩЕННЫЕ КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ

В апреле—мае 1945 г. музейные ценности из Германии вывозились по распоряжениям ГКО и Совнаркома СССР. Разрешения выдавало также Главное трофейное управление тыла Красной армии. Так, его начальник разрешил сотрудникам Малого театра самим отбирать для себя трофейные ценности. В числе их получателей были Музей изобразительного искусства имени Пушкина, Третьяковская галерея, Главное управление снабжения Комитета по делам искусств. С союзниками не согласовывалось ни одного разрешения.

Сохранилась записка доктора исторических наук В.Д. Бонч-Бруевича Сталину, написанная в феврале 1945 г. Бонч-Бруевич с начала века работал в зарубежных архивах, а в 1931 г. был назначен директором Литературного музея. Он изучал в архивах все, что имело русское происхождение. В записке излагалась программа полной экспроприации русского и славянского из всех музеев и архивов европейских стран.

«Я полагаю, что именно теперь наступило время, когда возможно будет эти архивы целиком и полностью изъять из-за границы и приобщить к нашим советским фондам для тщательного изучения их и, главное, для хорошего издания в научной обработке.