Выбрать главу

Едва слышно скрипнула дверь, в кабинет проскользнул Лучиано. Как в детстве, когда ему не спалось, и он шёл со своей подушкой в спальню к родителям, так и сейчас, став взрослым, сын частенько заглядывал перед сном к Дереку или Паулю.

- Папа, наверное, уже отдыхает, можно я посижу у тебя? – подобрав под себя стройные ноги, Лучиано расположился в широком кресле, в котором обожал сидеть Пауль, когда не носился по кабинету мужа разгневанной фурией.

Четвёртая беременность давалась ему тяжело, он больше не бегал по замку фыркающим колобком, как было прежде на последних месяцах, а предпочитал принимать подчинённых в своём кабинете, что невероятно радовало Дерека.

С Паулем было нелегко, он всегда всё держал в себе, не спешил делиться проблемами, и если бы не тонкая ниточка связи, установившаяся между ними после того, как омега окончательно простил и принял его как своего альфу, тот бы и не знал о том, что тревожит мужа.

Первую беременность и роды Дерек не отходил от Пауля, боясь его потерять, и, несмотря на все заверения медиков, что всё будет отлично и с папой, и с младенцем, продолжал опекать мужа. Когда ему на руки положили Владимира, он не смог сдержать слёз, Пауль приложил свою руку напротив его сердца, разделяя их общую боль. Дерек же не мог повернуться к нему, он не хотел показывать слёзы. Воспоминания о первом ребёнке, потерянном по его вине, жгли глаза, Пауль чувствовал его состояние и просто ждал, позволяя альфе собраться. Жить, чувствовать и дышать в едином ритме стало для них нормой. Дерек помнил свои слова, сказанные им Паулю на борту «Звёздного выскочки»:

«Когда-нибудь ты подпишешь свой смертный приговор, Пауль Вэнслоу!». Им, соединённым космосом, не нужны были подписи под брачным контрактом, ибо едва перестанет биться одно сердце, как остановится и второе.

Будущий герцог Аринский был точной копией Дерека, только смотрел на мир невозможно синими глазами Пауля. Светловолосый красавец Владимир Аринский свёл с ума не одного омегу и бету, прежде чем нашёл свою судьбу, пройдя лабиринт и подтвердив своё право быть котвой.

В Даниэле, втором сыне-альфе, рождённом спустя три года после первенца, переплелись черты Вэнслоу и Аринских. Чувственный рот и разрез глаз он взял от Пауля, волосы цвета золота от папы-омеги Дерека, как и зелёный цвет глаз. Закончив Звёздную Академию Куэснон в ранге капитана, он связал свою судьбу с сыном Ингвара и Анджея Бьёрн, Виттаром. Ради него он отказался проходить лабиринт, не желая доверять выбор звёздам, заявив, что свою судьбу он уже встретил, и неважно, что его избранник бета.

Впервые за много лет в их семье разгорелся скандал. Дерек категорически отказывался принимать выбор сына, он не видел в высоком бете, выше Даниэля на целую голову, ничего привлекательного, но сын упёрся и доводы отца слышать не желал. На фоне могучего Виттара Бьёрна Даниэль выглядел как хрупкий омега, ну, не мог Дерек, привыкший видеть в бетах хрупких мальчиков для утех, дать своё согласие на подобный союз. Как ни странно, его поддержал Ингвар, подобрав для сына выгодный триумвират, вместе с Дереком они выступили единым фронтом. А потом на Илизиум примчался Анджей и вправил мозги непутёвому мужу, вздумавшему решать за его спиной судьбу «малыша» Виттара. Ингвар своей рыбке перечить не смел и, дав своё родительское благословение Даниэлю и Виттару, решил как можно быстрее покинуть Илизиум, чувствуя себя предателем по отношению к Дереку. Но не тут-то было, Анджей упёрся и родину покидать не желал, проводя каждый день на просторах океана, игнорируя просьбы мужа вернуться на заснеженные равнины Сворда.

Ингвар, как и тридцать лет назад, любил своего супруга, ради него он стал всадником мордрака, а это было смертельно опасно для инопланетника, ради него он готов был достать все звёзды с неба и стерпеть все подколки Дерека. Если Анджей посчитал, что счастье Виттара рядом с Даниэлем, значит, так тому и быть.

Пауль не вмешивался в конфликт, предоставляя сыну право самому решить проблему, но Дерек не унимался, грозя запереть Даниэля в Гнезде Кондора, и терпению омеги пришёл конец. Он попытался мягко и ненавязчиво переубедить мужа, но Дерек был несгибаем.

Пауль, влетев в кабинет супруга, бросил на его рабочий стол катану и потребовал поединка на мечах, поставив Дереку условие, что в случае его проигрыша он даёт своё добро на брак. Дерек воспринял выпад мужа как оригинальное приглашение к спаррингу, выяснять отношения на клинках было несвойственно Паулю, обычно добивавшегося своего от мужа каким-то неведомым ему способом.

Дерек оказался не готов к натиску, обрушившемуся на него, альфа едва успевал уклоняться от града ударов, последнее время он уделял не так много времени тренировкам, а Пауль, как всегда, был в отличной форме. Быстро восстанавливаясь после каждой беременности, он не пренебрегал тренировками с Ю Таном. На стороне Дерека были сила и мощь, Пауль же брал ловкостью и выносливостью. Не желая уступать, он теснил альфу. Разгромив кабинет, они вывалились в коридоры личного крыла маркизов Вэнслоу, охрана, заглянувшая на шум, быстро закрыла двери с обратной стороны, встав на страже.