Выбрать главу

От волнения все чувства обострились. Звуки шагов казались слишком гулкими, запах ладана и воска — просто тошнотворным. Ноги дрожали и каждый шаг давался с трудом.

Скрип дверных петель отозвался в душе скорбным криком.

После удушливого полумрака церкви яркое осеннее солнце ослепляло, и девушка невольно выставила руку вперед, словно защищаясь.

— Осторожно, тут ступени, — лорд Уиллморт нарушил затянувшееся молчание.

Элионора кивнула, она прекрасно помнила каждую выбоинку на этих давно истертых камнях, но сейчас ноги не держали её, и девушка была даже благодарна за помощь. Рука об руку, как и положено молодоженам, они направились к дому.

— Элионора, — лорд Уиллморт решил заговорить первым.

Девушка страдальчески посмотрела на него, и он, ругнувшись себе под нос, торопливо щелкнул пальцами, снимая заклятье.

— Простите…

— Зачем? — прохрипела Элионора, невольно хватаясь за шею.

После магии горло саднило, точно при простуде.

— Вы готовы были наделать глупостей, — некромант пожал плечами. — Поверьте, это — лучшее, что я мог сделать.

— Наделать глупостей? — ее возмутил беспечный тон.

— Конечно. Викарий и так был не в восторге от церемонии, и начни вы возражать, он бы просто отказался проводить её. Более того, этот священнослужитель был бы обязан известить архиепископа об отказе невесты. Тогда брак между нами стал бы невозможен, вы бы приняли постриг в монастыре, а бедняга лишился бы новоприобретенного прихода, — последние слова прозвучали почти весело, точно некромант готов был перевести все в шутку.

Элионора проигнорировала его намерения.

— Вы не упомянули свои интересы, — девушка вскинула свои огромные янтарные глаза на него. — Вам тоже необходим этот брак? Почему?

Мужчина криво улыбнулся:

— Прежде всего он необходим вам. Пойдемте!

Не дожидаясь невесты, некромант направился к дому. Понимая, что требовать ответа бесполезно, Элионора последовала за ним.

В столовой уже был накрыт ужин. Сидя во главе огромного дубового стола, девушка сквозь полуопущенные ресницы внимательно наблюдала за человеком, так внезапно ставшим её мужем.

Он так и не сказал, зачем ему был нужен этот брак. А ведь лорд Уиллморт, а сейчас и шиир Артли, по праву считался одним из самых завидных женихов Альбии.

Элионора слышала, что на балах за начальником Тайной канцелярии идет настоящая охота, а почтенные матроны спят и видят, как бы подсунуть некроманту одну из своих незамужних дочерей. Да и замужних тоже. Поговаривали, что некромант был щедрым покровителем. Элионора подозревала, что дело было не только в щедрости, но и еще в чем-то, о чем благопристойной девушке знать не следовало.

Но Альберт был несдержан на язык, потому Элионора понимала, что ждет ее сегодня ночью, и страшилась этого.

Дело было даже не в физическом контакте — в конце концов, это можно было перетерпеть, Элионору охватывал страх от самой мысли, что теперь она полностью принадлежит мужчине и должна подчиняться ему. Подчиняться во всем.

Еще совсем недавно девушка могла бы противопоставить мужу свою магию, но… не сейчас, когда Берти был мертв, а она сама…

Элионора так и не могла понять, правильно ли поступила, выйдя замуж вот так, без благословения, свадебного платья и прочих атрибутов, неизменно сопровождающих венчание. К тому же, за человека, которого совсем не знала. Девушка еще раз взглянула на некроманта, ставшего её мужем.

В последний раз она сидела так же напротив него на допросе, отвечая лишь: «Я не знаю». Только тогда их не разделял огромный обеденный стол, на полированной поверхности которого отражались огоньки свечей.

Слуги не постелили скатерть и воск стекал прямо на дерево. Элионора машинально отметила это. Впрочем, лакеи, сопровождавшие лорда Уиллморта, могли и не знать всего, собственные же слуги Элионоры почти полностью разбежались, остались лишь самые преданные: личная горничная, прислуживающая девушке почти всю жизнь, старый дворецкий, кухарка.

До ареста Альберта из соседних деревень постоянно приходили просители, намеревавшиеся устроиться на работу. Тогда Служить в имение почитали за большую удачу, но теперь никто не жаждал иметь отношение к опальному роду.

Слишком погруженная в свои мысли, Элионора не сразу поняла, что начальник Тайной канцелярии что-то говорит ей. Зеленые глаза пристально всматривались в лицо. Тьма клубилась в них, грозя вырваться наружу.

— Я не знаю… — вырвалось по привычке.

Тень улыбки мелькнула на красиво очерченных губах, и девушка пристыжено опустила голову, понимая, что выдала себя.