Выбрать главу

- Да, но... - Мелиноя растерялась и запнулась.

- Гера знает, как туда попасть. Их нам придется посвятить в суть проблемы. Откладывать нельзя, вставай.

Арес подал руку богине. Та поднялась, и они исчезли в портале.

- Вы понимаете, что Зевс сгноит вас в Тартаре, если узнает хотя бы о вашей связи. Ну а про дитя я вообще молчу. Арес, сын мой, ты же знаешь какое у Зевса к тебе отношение. Если он узнает, что ты отец ребенка, его любимой Мелинои.

Гера - богиня домашнего очага и брака, мать Ареса взялась за голову и нахаживала из угла в угол.

- Думаешь, если ты любимица Зевса он тебе все простит? И не надейся. У него на тебя другие планы. Зевс возненавидит тебя еще больше, чем ненавидит Ареса. - Богиня сверлила взглядом Мелиною и была в растерянности. - Я не могу допустить смерти неповинного дитя. Персефона ты думаешь о том же, что и я? - Гера обернулась к богине царства мертвых.

- Думаю да, - мать Мелинои встала с красивого резного дивана, с обивкой из расшитого золотом гобелена, и подошла к дочери. - Мы скроем от всех твою беременность. Думаю это возможно. После рождения ребенка, Гера перенесет его на Забвенные земли. Только она, как богиня очага и брака, может проникнуть туда. У нее свои методы. Так мы скроем позор вашей связи, и вы останетесь невредимы, а Зевс никогда ни о чем не узнает.

Девять месяцев спустя.

- Дыши, Мелиноя дыши!

- Ааа, черт больно. Скоро уже?

Богиня выбилась из сил. Она тяжело дышала и уже устала кричать. Ребенок шел довольно крепкий и роды никак не разрешались.

- Скоро Мелиноя, скоро.- Персефона держала дочь за руку, а Гера стояла у подножия кровати.

Аресу обещали дать весточку, как только все закончится. В прочем он особо и не настаивал. Для бога войны главным было, чтобы про то, что случилось, не узнал Зевс, а на остальное наплевать, даже на то, что он в принципе станет отцом.

- Ну, еще немного.

- Аааааааааа.....

Мелиноя тужилась что есть сил, и через несколько минут по комнате эхом пронесся плач младенца.

- Это девочка, - Улыбаясь, Гера поднесла ребенка матери и положила на руки.

Мелиноя посмотрела на дитя и криво улыбнулась. Через минуту губы сомкнулись тонкой линией, и она вернула девочку обратно Гере.

- Пора покончить с этим, - на душе богини скребли кошки, но она знала, что так надо.

- Мелиноя? - Гера в недоумении посмотрела на молодую женщину, а затем на Персефону. В голове пробежал холодок, а затем понимание.

- Хорошо. Я уношу ее, но знай. В определенное время и определенный час, ты сможешь видеть ее, - и немного помолчав, сказала: - Если захочешь.

Гера посмотрела на девочку. Завернула ее в одеяльце и собралась уходить.

- Назовем ее Лавия - богиня несущая радость и вселяющая доброту. Ты не против?

Мелиноя посмотрела на Геру, глазами полными слез, и кивнула, в знак одобрения.

Глава 4

Автомобиль рванул с места, мчась прочь из города. Мимо мелькали улицы, дома, куда-то постоянно торопящиеся люди, а Катарина сидела, все так же крепко прижав сумку к груди, и смотрела в окно. Машина неслась вдаль, и девушка не заметила, как Оливьер свернул и остановился около знакомого, обрамленного красивым зеленым газоном домика.

Теперь она верила. Почему-то именно сейчас девушка поняла, что все не сон и не розыгрыш ее фантазии. Память не хотела отпускать таинственный и родной голос, услышанный во время последнего видения. Катарина, кажется, знала, кому он принадлежит. Она повернулась и посмотрела в сторону Оливьера. 'Почему эти глаза кажутся уже совсем знакомыми?' Сердце защемило, и появилась ранее не ведомая ноющая боль. Она плавно поднималась вверх, подступая комом к горлу. Лавина горечи накрыла с такой силой, что сдержаться было уже невозможно. Катарина разрыдалась, не скрывая эмоций и освобождаясь от невыносимой тяжести в груди.

- Что? Чтос тобой Катарина? - глаза Одивьера излучали беспокойство и заботу.

- Ничего, - всхлипывая, ответила девушка. - Просто я все поняла. Я верю тебе, - она закрыла глаза руками и снова заплакала. Архангел сел ближе и крепко обнял.

- Перестань. Не надо. Тебе больно от того, что придется оставить этот мир или же причина твоих слез воспоминания из прошлого?

- Я привыкну, - немного успокоившись, и уткнувшись носом в плечо Оливьера, ответила девушка.

Архангел поцеловал ее в макушку, провел рукой по волосам и улыбнулся, вытирая слезы подушечками своих пальцев.

- Пойдем. Нам еще многое предстоит.

Он решил не терять времени. Ведь два дня это так мало, для того чтобы подготовиться к встрече со злыми и алчными, жаждущими власти существами, готовыми на все, ради удовлетворения своих ненасытных амбиций. По сведениям Оливьера, портал в измерение трех миров откроется послезавтра в семь часов вечера по Бостонскому времени в церкви на Арлингтон стрит. Только не известно, куда он перенесет, некогда нарушивших закон, богиню и архангела. Как ни смешно это звучит, но самым оптимальным вариантом для них , было бы оказаться в Арлоне. Да, именно в нижнем мире. Там, по крайней мере, у Оливьера много друзей и они помогут.

Некогда их любовь была настолько крепка, что казалось никакие преграды, законы и противостояния не в силах разрушить ее. Оливьер не раздумывая отдал бы жизнь, лишь бы только снова почувствовать трепет своего сердца от лучезарной улыбки возлюбленной. Таять от ее прикосновений, и просто сойти с ума, услышав хотя бы еще раз из ее уст: 'Я люблю тебя' и ' Я твоя навеки'.

Некогда молодая богиня, обделенная родительским теплом и заботой, встретив однажды красивого, голубоглазого и светловолосого юношу с белоснежными крыльями за спиной, поначалу испугалась. Ведь она никогда не видела таких существ ранее. В мире, где жила девушка ее окружали добрые, спокойные блаженные души. Они не владели никакими стихиями, не имели магической силы и внешне выглядели как смертные. Однако в дальнейшем белокрылый архангел стал для Лавии не только верным другом, дарившим ей радость общения и недостающую заботу, но и смыслом всей ее жизни.

Оливьер и Катарина вышли из машины и направились в дом.

- Через тридцать шесть часов откроется портал, и мы вернемся в измерение трех миров. Если сила яда не изменилась то, как только ты окажешься там, твоя сущность вернется. Ну, а заклинание Мнемозины, наложенное на память, я думаю, исчезнет совсем скоро, - пропуская девушку вперед, архангел переступил через порог и плотно закрыл дверь.

- Вот мы и дома. Ах да ...

Всего один щелчок пальцами и скромное жилище вновь преобразовалось в великолепный и роскошный дом только..... в стиле барокко.

- Как ты это делаешь? - снова разглядывая все вокруг, спросила Катарина.

- Ты верно проголодалась? - спросил Оливьер направляясь на кухню. - Понимаешь. Все существа из измерения трех миров владеют какими-либо способностями. Боги и ангелы, например, управляют стихиями и могут накладывать магические заклинания. Демонам также подвластны стихии и пусть заклинаний они не знают, зато умело пользуются силой мысли и прикосновения, стоит им только подумать, либо прикоснуться, а еще они умеют готовить различные зелья и яды которые, кстати, порой будут похлеще любой магии.

Архангел с чем- то возился, когда вошла Катарина.

- Значит заклинание!? - утвердительно и в тоже время вопросительно пробормотала девушка.

- Давай ужинать. У тебя сегодня был тяжелый день.

Оливьер разогрел индейку, нарезал свежие овощи и откупорил бутылочку дорогого французского вина. 'Когда только все успел подготовить?' Девушка смотрела на него и удивлялась сама себе. Насколько этот незнакомец, всего за сутки, смог настолько стать близким для нее человеком.

Катарина привыкла всегда заботиться о себе сама. Она будто боялась слишком близко подпустить кого-либо в свою жизнь. Возможно, страшилась привязаться, влюбиться, а затем испытать боль от предательства. Возможно, просто привыкла быть одна еще с детства. Ей, конечно, хотелось иметь семью, родителей, а в будущем и своих собственных детей, любимого и любящего мужа. Только это были лишь мечты. В реальной жизни все обстояло иначе.