Читать онлайн "Журнал «Если» 2008 № 06" автора Коллектив авторов - RuLit - Страница 6

 
...
 
     


2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

— Я получил ответы на вопросы, которых и не мыслил задать.

— Можно спросить, что вы узнали? Или вы считаете эти сведения профессиональной тайной?

— Я узнал, что свет не единственный хозяин Вселенной. Тьму следует считать равно могущественной. Это знание дало мне большее понимание моего дела, чем любой конкретный ответ, какой мог бы принести мне посланец. Если хотите знать правду о свете, надо изучать тьму. С того происшествия я стал прилежным исследователем ночи, теней, сокровенных уголков моего сознания. Страшные вещи таятся там, но и страшная красота. Все это сделало меня светокузнецом, какой я есть сегодня.

— Выходит, половина истории — во тьме? — уточнил Огест.

— Да, — согласился Ларчкрофт, — она усердный учитель. И время от времени требует жертвоприношений.

Тут он выпустил из руки блокнот, и тот упал под ноги Огесту.

Репортер за ним не нагнулся, слишком он был погружен в услышанное этой ночью. Одна мысль перетекала в другую, водоворотом уводя по спирали в глубины воображения. Он не знал, сколько просидел, размышляя о борьбе света и тьмы.

— Интервью окончено, — объявил Ларчкрофт, вырывая Огеста из забытья.

Подняв глаза, репортер увидел, что гостиная залита светом раннего утра.

— Какого жертвоприношения? — спросил он у парящей головы.

— Самого страшного, мой мальчик.

Ларчкрофт рассмеялся, и луч утреннего солнца ворвался через единственное окно в дальнем конце комнаты и ударил прямо ему в лицо. С мгновение он пристально смотрел в глаза Огесту, а потом вдруг исчез. Смех еще задержался ненадолго, но быстро рассеялся в шепот и пропал вовсе.

Подобрав блокнот, Огест встал, размял затекшие ноги и отправился назад тем же путем, каким попал в гостиную. Пока он шел по коридорам к парадной двери, звук его шагов эхом отдавался в тишине огромного особняка. Интересно, куда подевались Ларчкрофт, Бастон и слуга? Подойдя к двери, он с улыбкой заметил, что она изумрудно-зеленая, а ведь когда он входил, кажется, была иной… или нет?

Огест прошел пешком все полторы мили от усадьбы Ларчкрофта до города, а когда поднялся в редакцию «Газетт», застал привычную суматоху рабочего дня. Ему не терпелось похвастаться интервью, и он без обычной робости постучал в дверь шефа. Ворчливый голос крикнул: «Войдите!»

— Где ты был вчера вечером? — спросил редактор.

Под глазами его набрякли темные мешки, немногие уцелевшие волосы топорщились в разные стороны. Всегда подтянутый, сейчас он сидел без пиджака и галстука. Белая рубашка была смята и испачкана чернилами. Одна манжета неряшливо завернулась, другая болталась расстегнутая.

— Я взял интервью у Ларчкрофта, — ответил Огест. — Уверен, вы захотите поставить его на первую полосу.

Шеф мрачно покачал головой.

— Извини, дружок, но «гвоздь» номера уже есть.

— То есть?

— Вчера вечером, с наступлением темноты, в городе была убита молодая женщина. На третьем этаже трущобы за Пейн-стрит.

В «Виндзорском гербе». Все репортеры были в разгоне, да и ты где-то шлялся, поэтому я пошел сам. Какая жестокость! Кто-то проделал дыру во лбу девушки — вот тут. — Старик указал себе в середину лба. — И влил внутрь пинту чернил. Кровищи…

Огест медленно опустился на стул.

— Как звали девушку?

— Мей Лофтон. О ней мало что известно.

— Она была учительницей? — спросил Огест.

— Возможно. Определенно не из тех, кого ожидаешь увидеть в подобном месте… А что, ты ее знаешь?

— Нет.

— Но констебль нашел возле тела кое-что интересное. Возможно, убийцу поймают… — Закрыв глаза, редактор потянулся. — С удовольствием сейчас бы вздремнул… Кстати, а что у тебя?

Потянувшись через обширный стол, Огест положил перед редактором блокнот и откинулся на спинку стула.

— Все равно годится на первую полосу, — сказал он. — Пространный и подробный отчет, практически исповедь Человека Света.

Сев прямее, редактор придвинул к себе блокнот. С усталым вздохом открыл его и перелистнул несколько первых страниц. Прошла минута, потом его глаза сузились, словно прочитанное совершенно его разбудило. Он перелистнул еще две.

— Поразительно… Ты это видел?

Подняв блокнот, он развернул его страницами к Огесту.

Рот у молодого человека открылся, все краски сбежали с лица, а редактор продолжал медленно переворачивать страницы. Все до последней были сверху донизу, от края до края залиты угольно-черным.

Склонив голову набок, редактор помедлил с полминуты и лишь потом заговорил:

— Ты не можешь не знать, какую улику нашел констебль возле тела девушки: лист бумаги, точно такой же, где вместо линеек и строчек была одна чернота.

Огесту хотелось кричать о своей невиновности, но он внезапно утратил дар речи: беспричинное, но всепоглощающее раскаяние охватило его. Глаза редактора словно буравили юношу, а небо за окном потемнело еще более обычного для зимнего дня. Чувствуя, как вокруг него смыкается ночь, он выбежал из кабинета. Редактор дал команду задержать беглеца, но Огесту удалось улизнуть из «Газетт». На улице за ним погналась разъяренная толпа.

Люди преследовали свою жертву вплоть до берега реки, где нашли брошенную одежду, а позднее, на закате — и безжизненное тело, застывшее и белое, как лунный свет.

Перевела с английского Анна КОМАРИНЕц © Jeffrey Ford. A Man of Light. 2005. Публикуется с разрешения автора.

ДЖЕЙМС ГЛАСС. ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ ХЕЛЕН

Вестибюль компании «Передовые технологии» представлял собой стальные балки и белые полимерные панели, уходящие ввысь, к сводчатому потолку из прозрачного стекла. Дежурный администратор и вооруженный охранник сидели в стеклянной кабинке на обширном пространстве совершенно голого пола из черного мрамора. Оба посмотрели на Бланш, когда она подошла к кабинке.

— Чем могу помочь, мадам? — спросил администратор, светловолосый красивый мужчина чуть старше двадцати лет.

— Я хочу увидеть тело сестры, — сказала Бланш. — Она была похоронена здесь в прошлый четверг.

Молодой человек улыбнулся, его пальцы зависли над клавиатурой компьютера:

— Имя?

— Хелен Чарльстон Уинслоу. Возраст — восемьдесят четыре года.

Полагаю, распоряжения исходили от Артура Уинслоу, ее сына. Все это произошло внезапно, и меня не известили.

— Так вы ее сестра?

— Да, Бланш Чарльстон Паккард. — Бланш шмыгнула носом и просунула удостоверение личности в приоткрытое окошко кабинки. Мужчина взглянул на него, потом посмотрел на экран своего компьютера.

— Хелен Уинслоу, правильно. Ее привезли сюда прямо из дома.

Артур Уинслоу и удостоверил личность покойной.

Бланш притворно всхлипнула.

— Я говорила с ее личным врачом, и он даже не знал, что она болела. Интересно, почему его не вызвали или, по крайней мере, не известили, когда она умерла.

Мужчина одарил посетительницу сочувственной улыбкой:

— У нас в штате двадцать врачей, мадам. Трое из них осмотрели вашу сестру и объявили ее умершей в двадцать часов сорок пять минут. Причина смерти — обширное кровоизлияние в мозг. — Он снова повернулся к компьютеру и внимательно посмотрел на экран. — Ваша сестра заключила с нами долгосрочный контракт. Все было исполнено в соответствии с ее указаниями.

— Да, разумеется. Я знала, что она является инвестором вашей фирмы. Когда мне можно увидеть тело?

Молодой человек отвел взгляд в сторону.

— Э… это невозможно. Здесь не показывают умерших. Клиентов помещают в герметично запаянные баки. Извлечение их потребовало бы значительных затрат… Температура тканей не может быть поднята выше температуры жидкого азота, если их уже подвергли быстрой заморозке.

Манера поведения Бланш резко изменилась.

— Оставьте это для верующих, молодой человек! Я хочу видеть останки моей сестры, причем немедленно.

Охранник в кабинке смущенно шаркнул, администратор натянуто улыбнулся:

— Я понимаю вас, мисс Паккард, но это невозможно, и исключений не бывает. Таковы условия контракта. Останки можно извлечь только для новейшего медицинского лечения при наличии высокой вероятности успеха — это определяют наши врачи. Все равно смотреть там почти не на что. Контракт вашей сестры позволял сохранить одну только голову. Тело было отдано на научные исследования.

     

 

2011 - 2018