Читать онлайн "Журнал «Если» 2008 № 06" автора Коллектив авторов - RuLit - Страница 8

 
...
 
     


4 5 6 7 8 9 10 11 12 « »

Выбрать главу
Загрузка...

В ту пятницу слушание проходило в зале суда, но было закрытым для всех, кроме его участников. Артур явился в униформе финансистов: его коротенькое, пухлое тело было облачено в прекрасно скроенный шерстяной костюм, делавший его неотличимым от адвокатов.

Они сидели за одним столом, Бланш и Рэндал — за другим, лицом к судье. Еще там были судебный пристав, судебный репортер и медики, которые могли понадобиться в качестве свидетелей. Все встали, когда судья Максвелл объявил начало слушания дела «Паккард против Уинслоу и «Передовых технологий» по обвинению: смерть Хелен Уинслоу в результате неправомерных действий.

Максвеллу было за пятьдесят, он пользовался уважением коллег и имел репутацию серьезного судьи, который склонен переходить прямо к сути дела, без театральных эффектов.

— Это предварительное слушание, а не суд, — сказал он. — Я не допущу возражений или попыток скрыть улики. Но я хочу услышать доводы за или против необходимости разбирать это дело в суде и уверен, что мы сможем все решить сегодня. Мистер Хог, ваша подача.

Рэндал встал, улыбаясь намеку судьи на его увлечение теннисом.

Противная сторона хранила молчание.

Хог обрисовал суть дела: загадочная смерть, таинственный контракт, которого никто не видел; странное отсечение головы и хранение клиентки, о которых известно только ее сыну; причем этот сын к тому же является главным инвестором компании «Передовые технологии, инкорпорейтед». Он требовал доказательств, что все сделано в соответствии с волей Хелен Чарльстон Уинслоу, что она действительно умерла до отсечения головы, а также проведения аутопсии для получения доказательств того, что именно кровоизлияние в мозг явилось причиной ее смерти.

Артур Уинслоу смотрел прямо перед собой и ни разу не взглянул в глаза Бланш. От группы юристов за его столом выступил крепкий невысокий мужчина по имени Ричард Камус. Он представил Артура любящим сыном, мать которого умерла у него на руках, преданным сыном, в точности выполнившим ее последнюю волю: он немедленно доставил тело в лабораторию для сохранения, и есть надежда, что в будущем покойной смогут возвратить жизнь и молодость. Сама Хелен Уинслоу давно интересовалась их исследованиями, выделяла значительные средства на разработку новых технологий заморозки и омоложения при оживлении.

— Ваша честь, мы сомневаемся, что любящий сын позволил бы изувечить тело матери, если хотел оживить ее в будущем, — заметил Рэндал Хог.

— Голова являлась самой существенной частью тела, и таким образом удалось значительно снизить затраты на сохранение, — возразил Камус от имени защиты.

Хог презрительно фыркнул.

— У этой женщины произошло кровоизлияние в мозг, как нам сообщили. Кажется, с телом все было в порядке, а вы избавились именно от этой части, хотя Хелен Уинслоу легко могла позволить себе такие траты. Я в это не верю, и присяжные тоже не поверят.

— Это было оговорено в контракте, — ответил Камус.

— Так давайте посмотрим его, — предложил Хог.

Воцарилось долгое молчание. Камус шептался с коллегами, Артур нагнулся к ним, слушая и хмурясь.

— При составлении контрактов с нашими клиентами в их тексты вносится конфиденциальная информация компании, касающаяся процедур и медицинского состояния, требующего их применения.

Поданные нами заявки на патенты могут оказаться под угрозой, если эти сведения обнародовать. Наш клиент одобряет каждый этап процесса, и поэтому в контракт приходится включать информацию, способную нанести ущерб компании.

Судья Максвелл улыбнулся и посмотрел на Хога.

— Тогда давайте передадим дело в суд, чтобы я мог потребовать предъявить контракт и любые другие необходимые документы, которые могут быть принятыми в качестве доказательства по этому делу, — сказал Хог. — Ваша честь, возможно, речь идет о тяжком преступлении. Я имею право знать, соблюдались ли установленные законом процедуры во время смерти Хелен Уинслоу и после нее и действительно ли эти процедуры проводились в соответствии с ее завещанием.

Судья Максвелл скрестил руки на груди и посмотрел сверху вниз на Ричарда Камуса:

— Контракт является документом, который может быть принят в качестве доказательства, господин адвокат. Заявки на ваши патенты поданы и защищены законом о патентах. Почему вы так сопротивляетесь?

— Я только что объяснил, ваша честь, — ответил Камус.

— Понимаю. Но позвольте мне вам кое-что сказать. Я простой человек, который предпочитает простые решения проблем. Я изучил краткое изложение дела, которое вы, джентльмены, представили от имени ваших клиентов. Здесь явно кроется некая тайна, которая может оправдать, по крайней мере, дальнейшее расследование, и мне кажется, мы сможем многое узнать, взглянув на этот контракт. Мы узнаем еще больше, вынеся постановление об аутопсии, которого требует адвокат Хог в своем заявлении. С другой стороны, если я не увижу ничего такого, что подтверждало бы подозрение о смерти в результате неправомерных действий, не будет никаких причин начинать долгий и дорогостоящий судебный процесс. Есть большой смысл показать нам этот контракт, господин адвокат. Как вы считаете?

— Я не хочу создавать прецедент, ваша честь, — сказал Камус.

Артур дергал его за рукав и что-то шептал.

— Никакой прецедент не может быть установлен, господин адвокат. Это предварительное слушание. Мы ищем доказательства, которые оправдали бы судебный процесс.

Хог и Бланш поспешно о чем-то посовещались, и Бланш кивнула.

— Ваша честь, — заявил Хог, — моя клиентка не будет настаивать на аутопсии и отзовет обвинения, если ее удовлетворит содержание контракта сестры с «Передовыми технологиями».

Артур и его адвокаты снова посовещались, у них явно возникли разногласия. Артур хлопнул ладонью по столу, чтобы подкрепить свои доводы. В конце концов, Камус откашлялся и сказал:

— Мы не были готовы предъявить контракт, когда явились сюда, ваша честь, но мы можем попросить принести сюда копии, если это настолько необходимо. Мы считаем, что в интересах обеих сторон избежать затрат и огласки судебного процесса.

Судья Максвелл взглянул на часы.

— Сейчас около десяти. Мы возобновим слушание в час дня.

В распоряжении адвоката Хога будет по крайней мере час на изучение контракта и формулировку вопросов. Так или иначе, надеюсь, мы сегодня уладим это дело. — Он улыбнулся всем, глядя сверху вниз. — Пора выпить кофе, — заявил он и легонько стукнул судейским молотком.

— Не удивительно, что они не хотели, чтобы мы его увидели, — сказала Бланш. — Это не только возмутительно, но даже непристойно. Хелен никогда бы не согласилась на подобное.

— Ты согласна, что это ее подпись?

— Да, подпись похожа. Но подпись можно подделать, Рэндал.

— Сомневаюсь, Бланш. Думаю, тебе придется признать, что Хелен перед смертью участвовала в экспериментах «Передовых технологий» в качестве подопытной, и то, что происходит сейчас, является продолжением этой работы.

— Какой работы?

— Хороший вопрос. Какой бы она ни была, Артур Уинслоу должен был ее одобрить, а в остальном: «Мое тело можно использовать в любой форме и для любых целей в рамках проекта НЭНСИР». Аббревиатура непонятная и необычная. Нам необходимо выяснить, что означает НЭНСИР. Это единственный неизвестный член уравнения.

В остальном же Хелен разрешила им делать с ней все, что угодно, после смерти.

— Они ей запудрили мозги, чтобы получить деньги. Вероятно, это связано с проектом НЭНСИР.

— Мы можем продолжать требовать аутопсии, — сказал Рэндал, — но держу пари, она умерла именно так, как они утверждают.

И возможность увидеть контракт не укрепила наши позиции, Бланш, а ослабила их. Они документально подтвердили полное согласие Хелен на процедуру. Все, что мы можем теперь сделать, — это доказать, что данное согласие у нее каким-то образом получили силой.

     

 

2011 - 2018