Читать онлайн "Журнал «Если» 2008 № 06" автора Коллектив авторов - RuLit - Страница 9

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Они сидели на скамейке возле зала суда. Артур шествовал по коридору в окружении свиты, и Бланш бросила на него злобный взгляд.

Артур оторвался от группы. Камус попытался схватить его за руку, но промахнулся. Артур направился прямо к Бланш. Рэндал поднялся, готовый защищать ее, но Артур резко остановился. Его круглое лицо покраснело, он встал перед ней и сердито подбоченился. Бланш внезапно захотелось рассмеяться ему в лицо.

— Кажется, вы все еще не удовлетворены, — произнес Артур.

— Возможно, это произойдет, если вы объясните нам, что такое проект НЭНСИР, — сказал Рэндал.

— Это не ваше дело.

— Может, и наше, если оно связано с принуждением и фальсификацией. Посмотрим, что скажет судья.

— Чудовище, — прошипела Бланш, — ты разрешал проводить опыты с телом собственной матери.

— Ты же ничего не знаешь, — закричал Артур. — Мама была бы в ярости, если бы слышала, что ты несешь!

Подошел Камус и потащил Артура прочь.

— Вы ничего этим не добьетесь. А они не могут выдвинуть против нас обвинение, — сказал он.

— Посмотрим, — ответил Рэндал.

Бланш улыбнулась, довольная мальчишеской яростью Артура.

— Ты всегда впадал в бешенство, когда не мог сделать что-то посвоему, дорогой. Если бы ты был моим сыном, я бы такого не допустила.

— Какое счастье, что у тебя нет детей, — огрызнулся Артур.

— Артур, прошу вас! — Камус обеими руками тащил его прочь.

— Нет! Это нужно прекратить сейчас же! Я прикажу доставить сюда аппарат НЭНСИР. Это все решит — раз и навсегда.

— Патенты, Артур. Мы не можем…

— Заявки на патенты поданы, а слушание закрытое. Если материалы просочатся в прессу, мы подадим на нее в суд и отберем все, что у нее есть. Отпустите меня! — Артур вывернулся из рук Камуса и ткнул в сторону тетки трясущимся пальцем: — Теперь ты получишь!

Все были поражены, когда Артур в ярости бросился прочь.

На мгновение Рэндал Хог и Ричард Камус посочувствовали друг другу — как коллеги. Рэндал огорченно пожал плечами, а Камус сказал:

— Что я могу поделать? Деньги его, и он тут командует. Совет, конечно, возложит вину на меня.

Рэндал грустно покачал головой. Услышанное озадачило Бланш.

Два часа спустя она все поняла.

— Что это такое? — спросил судья Максвелл, усевшись на место.

Он указал рукой на большой черный экран и компьютерную стойку с проекционной системой, стоящие возле одной из стен зала суда.

Две видеокамеры с объективом «рыбий глаз», установленные на стойке, были направлены на середину комнаты.

— Мой клиент желает устроить демонстрацию, которая, по его мнению, прояснит дело, ваша честь, — ответил Камус.

— Вы не возражаете, адвокат Хог?

— Нет, ваша честь. У нас по контракту возникли только вопросы, связанные с подробностями проекта НЭНСИР, а нам обещают, что демонстрация даст необходимые ответы.

— Хорошо. Можете продолжать, адвокат Камус.

— Демонстрацию будет проводить Артур Уинслоу. Он знаком с этой техникой и регулярно пользуется ею со времени смерти матери.

Максвелл взглянул на Хога.

— Возражений нет, ваша честь.

Артур встал, поправил узел галстука и подошел к компьютеру. Потом повернулся, откашлялся и скрестил руки над животом.

— В аппарате за моей спиной находится то, что мы называем НЭНСИР, модель №10. НЭНСИР значит «Наноэлектронная нейросистема искусственного разума». В сущности, это комбинация мозга, в котором хранится информация, и центра обучения, способного синтезировать новые данные на основе старых. Другими словами, это система искусственного интеллекта с мозгом на полупроводниках, сделанным из углеродных нанотрубок с добавлением редкоземельных элементов.

Артур открыл дверцы у основания стойки и показал нечто похожее на сплошной куб из серебристого металла.

— Это мозг.

Все тупо уставились на него, силясь понять и осознать важность сказанного.

— Ерунда, — буркнула Бланш, и Артур ее услышал.

Он гневно взглянул на тетку, закрыл дверцы стойки и тихо сказал:

— Это мозг моей матери, и, если вы готовы слушать, я вам расскажу, как все произошло.

Бланш ахнула. Рэндал сжал ее локоть и заставил замолчать.

Артур вспыхнул, его голос дрожал.

— Все это началось со сверхпроводящего квантового интерферометра Джозефсона для записи влияния магнитных бурь на мозг эпилептиков, но по мере увеличения разрешающей способности аппаратуры наши ученые начали замечать повторение графиков нейронных токов, связанных с определенными мыслями, особенно в области воспоминаний. Мы вскоре добрались до нейронного уровня. Каждое воспоминание, каждая мысль представляет собой определенную трехмерную электрическую модель в реальном времени. Это похоже на сканирование картины, подобное и совершает НЭНСИР, создавая библиотеку воспоминаний и мыслей, из которой система искусственного интеллекта может снова воссоздать картину в соответствии с любым сценарием.

Голос Артура оборвался. Казалось, он пытался справиться с собой, достал носовой платок и вытер лоб. Его глаза внезапно наполнились слезами.

— Именно мама предложила использовать НЭНСИР для хранения чего-то большего, чем тело любимого человека после его смерти.

Артур поперхнулся, снова откашлялся и высморкался в носовой платок. Бланш закатила глаза и вздохнула.

— Она интересовалась многими вещами, и у нее уже случилось несколько мелких инсультов, несколько раз она временно теряла память, и это ее напугало. Мы с ней были так близки… Она слышала о процессе заморозки в «Передовых технологиях». Если случится что-то катастрофическое, мы хотели оставить себе надежду. Медицина развивается быстро… А потом люди из «Передовых технологий» рассказали нам о НЭНСИРе. Они искали добровольца для опыта.

И мама вызвалась…

Артур сделал два шага к Бланш и указал на нее пальцем.

— Пока ты порхала тут со своими элитными светскими проектами, мама вносила большой вклад в науку и технику. Она финансировала весь проект, и в течение пяти лет она все ночи и много дней провела в шлеме интерферометра на голове. Сигналы ее мозга расшифровывали и наносили на карту. Мама как раз занималась этим в тот день, когда она… она…

Артур замолчал, тяжело вздохнул и вытер глаза платком.

— Это отвратительно, — пробормотала Бланш слишком громко.

Артур бросил на нее взгляд.

— Почему бы просто не дать маме рассказать об этом самой, — тихо произнес он.

— Рэндал, сколько еще нам придется это слушать? — спросила Бланш.

— Ваша честь, — начал Рэндал, — я бы хотел…

— Я собирался устроить демонстрацию, важную для слушания, и получил на это разрешение суда, — веско сказал Артур.

— Действуйте, — произнес судья Максвелл. — Думаю, в данный момент у нас недостаточно информации по истории вопроса.

— Эта информация является собственностью компании, ваша честь, — вдруг встал Камус, пока Артур шел к аппарату. — У нас должна быть гарантия, что подробности демонстрации ни в каком виде не выйдут за пределы этой комнаты.

— Это закрытое слушание, леди и джентльмены. Все сведения, полученные здесь, в том числе в процессе демонстрации, останутся здесь. Любая утечка информации неблагоприятно скажется на судебных процессах в будущем и повлечет обвинение в нарушении конфиденциальности. Это всем понятно?

Все закивали в знак согласия.

— Да, ваша честь, — хором ответили Рэндал и Камус.

Внезапно раздался гул голосов, но быстро смолк. Артур сел за клавиатуру, его пальцы забегали по кнопкам. Он был похож на органиста, но вместо органа стоял монитор, и широкий черный экран вытянулся над ним подобно парусу между двумя камерами «рыбий глаз». Возник шар света, но не на экране, а перед ним. Шар разгорался все ярче. Перед публикой появилось трехмерное изображение комнаты. Стены комнаты были белыми, пол устилал красный ковер. В ней стояли диван и два кресла, обитые красной кожей, и стеклянный кофейный столик с красными розами в вазе на переднем плане. Три пушистых тканых панно всех цветов радуги висели на стенах.

     

 

2011 - 2018