Выбрать главу

Сидя на плече Урфина, филин шептал ему на ухо:

- Ничего, не падай духом. Держись!.. Еще придет наше время, мы им покажем, этим насмешникам...

Урфин понимал, что это пустые слова, что они говорятся только для его ободрения, но был благодарен филину за его утешительные речи.

Невыносимый стыд жег душу Урфина. Он вспоминал прошлое. Всего несколько месяцев назад, при необычной обстановке, в мантии огненного цвета, с горящим факелом в руке, появился он перед Прыгунами на спине гигантского орла, и эти простаки легко признали его божеством, отдали в его руки свою судьбу.

И что же он совершил для них хорошего? Он сделал богатых еще богаче, бедных беднее, он вселил в их сердца жадность к чужому добру, повел воевать с соседями. И вот какой бедой все это для него кончилось...

Что было ему делать? Ни одного человека в Волшебной стране не мог Урфин назвать своим другом, нигде не было у него пристанища. Даже свой скромный домик близ деревеньки Когиды он сжег, когда на спине Карфакса отправился к Марранам. Теперь он шел навстречу неизвестности с пустыми руками, с пустыми карманами. Все его имущество осталось у Прыгунов в армейском обозе: постель, теплая одежда, оружие, инструменты...

Вернуться и просить? Великодушные Марраны, конечно, отдадут его вещи, но слышать их насмешки или, еще того хуже, сожаления?.. Нет, этого он не перенесет! И Урфин, мрачно стиснув зубы, нахмурившись, быстро зашагал прочь от Фиолетового дворца.

"Никто еще не умирал с голода в Волшебной стране, - думал Джюс. - На деревьях достаточно плодов, а сучьев для шалаша, чтобы ночевать в лесу, я и руками наломаю..."

Немного успокоившись, Урфин вспомнил, что в бывшей его усадьбе, в стране Жевунов, на дворе есть погреб, а в погребе хранится запасный набор столярных инструментов: топор, пилы, рубанки, долота и сверла. Если дом и сгорел, то погреб, конечно, цел, а значит, целы и инструменты. Честные Жевуны ничего не тронули, он в этом был уверен.

"Что ж, - с кривой усмешкой подумал Урфин, - дважды в жизни я был столяром, дважды королем. Придется стать столяром в третий, теперь уж в последний раз..."

Своими намерениями Джюс поделился с филином, единственным своим советчиком, и Гуамоко эти намерения одобрил.

- Нам не остается ничего другого, повелитель, - молвил филин. - Вернемся на твою усадьбу, построим дом и будем жить, пока опять что-нибудь не подвернется.

- Ах, Гуамоко, Гуамоко, - вздохнул Урфин, - напрасно ты тешишь меня пустыми надеждами. Я уже не молод и ждать десять лет нового чуда у меня не хватит сил. И, пожалуйста, не зови меня повелителем. Какой я теперь повелитель, кем повелеваю? Называй меня просто хозяином!

- Слушаюсь, хозяин, - покорно отозвался Гуамоко.

И Урфин решительно зашагал на запад.

Трудным оказался путь Урфина Джюса в Голубую страну. Путник ночевал в лесу, зарываясь от ночной прохлады в сухие листья или строя немудреный шалаш. Разводить костры он не мог: его знаменитая зажигалка тоже осталась в обозе у Марранов. Питался он фруктами и пшеничными колосьями, сорванными в поле. Филин не раз приносил ему пойманных куропаток, но Урфин не мог есть их сырыми и со вздохом возвращал Гуамоко.

Странник сильно отощал, его смуглые щеки ввалились, большой нос, казалось, сделался еще больше и торчал, как башня, над впалым ртом. Лицо Урфина обросло клочковатой щетинистой бородой, а побриться было нечем.

Неотвязные мысли о прошлом все время лезли в голову Урфина. Был ли он счастлив, когда повелевал Волшебной страной?

"Нет, не был, - признавался сам себе бывший король. - Я захватывал власть силой, лишал людей свободы, и меня все ненавидели. Даже мои придворные, которым я дал высокие должности, и то только притворялись, что любят меня. Льстецы и подхалимы восхваляли меня во время пиров, но лишь для того, чтобы получить от меня орден или иную милость. Я разорил Изумрудный город, снял с домов и башен драгоценные камни, и в меня летели кирпичи, когда я ходил по улицам. Так зачем же я стремился к власти? Зачем?.."

И Урфин не находил на этот вопрос ответа.

Через Большую реку Урфин переправился на коекак связанном плотике, и тут, совсем некстати, пришло к нему воспоминание, как его деревянная армия очутилась в воде во время похода на Изумрудный город.

"Лучше бы река унесла ее совсем... Проклятый живительный порошок! Зачем он попал мне в руки? Ведь с него все и началось..."

Легче стало Урфину, когда он наконец добрался до дороги, вымощенной желтым кирпичом. Она приветливо светлела перед ним, точно приглашая идти все вперед и вперед. Приближались родные места, и даже воздух здесь казался Джюсу более свежим и ароматным, чем на чужбине. Да и мягкосердечные Жевуны, встречавшиеся на дороге, относились к бывшему королю совсем неплохо.

Маленькие люди, одетые в голубое, в голубых остроконечных шляпах с колокольчиками, не раз приглашали усталого путника в свои голубые домики за голубыми изгородями. На столике, покрытом голубой скатертью, в голубых тарелках появлялись вкусные кушанья, и улыбающаяся хозяйка усердно угощала изголодавшегося гостя. А два-три раза Урфин даже переночевал в уютных голубых домиках...

И суровая душа Урфина Джюса начала понемногу оттаивать.

"Как же это так?! - с поздним раскаянием думал он. - Я столько зла причинил этим добрым людям, я мечтал лишь о том, чтобы властвовать над ними, угнетать их, а они забыли все плохое, что я им сделал, и так приветливо обращаются со мной... Да, видно, не так я прожил свою жизнь, как надо было..."

Но с хитрым коварным филином Джюс не решался делиться этими новыми мыслями и чувствами, он понимал, что злая птица не одобрит их.

И вот в один прекрасный полдень странник оказался на родном пепелище. От дома остались только размытые дождями угли, но Урфин с радостью увидел, что погреб цел и замок на его двери никем не тронут. А когда Джюс выдернул кольцо и открыл дверь, он убедился, что и весь его богатый набор инструментов цел. По заросшей щеке Урфина пробежала слеза...

- Жевуны, Жевуны, - прошептал он со вздохом. - Только теперь я начинаю понимать, какие вы хорошие люди... И как я перед вами виноват!