Выбрать главу

Воронов здесь имеет в виду последствия массового избиения кадров Красной Армии, случившегося в 1937 м и в последующие годы, что самым негативным образом сказалось в ходе финской кампании, особенно первой ее половины, продемонстрировавшей многие слабые места в боеспособности советских войск. В неудачах, имевших место в конце 1939 – начале 1940 года, Сталин, Молотов, Ворошилов, Берия и Мехлис поспешили обвинить командный состав этих войск, обрушив на него новую волну жестоких репрессий. То же самое повторится и летом 1941 года, когда вину за крупные поражения Красной Армии на центральном направлении Сталин взвалит на командование Западного фронта (генералы Д.Г. Павлов, В.Е. Климовских, А.Т. Григорьев, А.А. Коробков, Н.А. Клич, А.И. Таюрский). Тогда же необоснованно был репрессирован ряд генералов и старших офицеров других фронтов и управлений наркомата обороны.

Как известно, нарком Ворошилов в 1937–1940 годах неоднократно, в целях успокоения общественного мнения в стране и армии, утверждал, о пользе «чистки» кадров, заявляя, что в результате ее Красная Армия только крепнет. Все это ложь от начала и до конца, попытка оправдания тех репрессий, что обрушились на комначсостав РККА. И снова тот же вопрос – что получила в результате Красная Армия, какой она предстала в суровую годину испытаний? Как проявилась эта самая «крепость кадров» в первые месяцы войны? Именно такие мысли обуревали уже упомянутого нами комбрига А.В. Горбатова в то время (июнь 1941 года) – заместителя командира 25-го стрелкового корпуса:

«Сводки Информбюро приносили только печальные вести: 25 июня мы узнали, что противник занял города Каунас и Вильнюс. На восточном берегу Днепра появились беженцы, целыми селениями уходящие с Правобережной Украины. Считалось, что противник продвигается столь быстро из-за внезапности его нападения и потому, что Германия поставила себе на службу промышленность чуть не всей Европы. Конечно, это было так. Но меня до пота прошибли мои прежние опасения: как же мы будем воевать, лишившись стольких опытных командиров еще до войны? Это, несомненно, была, по меньшей мере, одна из главных причин наших неудач, хотя о ней не говорили или представляли дело так, будто 1937–1938 годы, очистив армию от «изменников», увеличили ее мощь»[589].

И далее: «Мне, только что вернувшемуся в армию (из лагеря на Колыме. – Н.Ч.), все это казалось плохим сном. Не верилось тому, что видели глаза. Я пытался отогнать навязчивую мысль: «Неужели 1937–1938 годы так подорвали веру солдат в своих командиров, что они и сейчас думают, не командуют ли ими враги народа?»[590]

Действительно, откуда же было взяться опытным кадрам, если необоснованные репрессии, которым подвергся комначсостав РККА, причинил ему тяжелый, непоправимый урон. А последовавшее, начиная с 1939 года, значительное увеличение численности практически всех родов и видов войск, повлекли за собой большие изменения в качестве командных, политических и инженерно-технических кадров. В результате к руководству военными округами, армиями, корпусами, дивизиями и полками пришло много новых людей, зачастую не имевших достаточного опыта работы в занимаемой должности. Об этом свидетельствуют следующие данные, характеризующие названные выше категории комначсостава РККА накануне Великой Отечественной войны.

Из таблицы видно, что в среднем 75% командиров и 70% политработников имели незначительный (до одного года) стаж работы в занимаемых должностях[591].

Бумеранг, как известно, возвращается и поражает своих при неправильном его использовании, при неверном расчете траектории. Репрессии против кадров армии и флота в 1937–1938 годах и явились таким бумерангом, в чем можно убедиться на событиях финской кампании и первых лет Великой Отечественной войны.

Приложение 1

Репрессии против членов семей высшего комначсостава РККА в 1937-1938 гг. (Звено Маршал Советсткого Союза – командарм 1-го и 2-го ранга – комкор и км равные)

(продолжение таблицы Приложение 1)

(продолжение таблицы Приложение 1)

(продолжение таблицы Приложение 1)

(продолжение таблицы Приложение 1)

(продолжение таблицы Приложение 1)

(продолжение таблицы Приложение 1)

(окончание таблицы Приложение 1)

Приложение 2

Фотографии репрессированного комначсостава РККА (1937 – 1938 гг.)

Маршал Советского Союза М.Н.Тухачевский
Командарм 1-го ранга И.Э. Якир
Командарм 1-го ранга И.П. Уборевич
Командарм 2-го ранга А.И Корк
Комкор В.М. Примаков
Комкор В.К. Путна
Комкор Б.М. Фельдман
Комкор Р.П. Эйдеман
Маршал Советского Союза В.К. Блюхер
Маршал Советского Союза А.И. Егоров
Командарм 1-го ранга И.П. Белов
Армейский комиссар 1-го ранга Я.Б.Гамарник
Армейский комиссар 1-го ранга П.А. Смирнов
Командарм 2-го ранга Я.И. Алкснис
Командарм 2-го ранга И.Н. Дубовой
Командарм 2-го ранга П.Е. Дыбенко
Командарм 2-го ранга Н.Д. Каширин
Армейский комиссар 2-го ранга Л.Н. Аронштам
Армейский комиссар 2-го ранга Г.А.Осепян
Армейский комиссар 2-го ранга И.Е. Славин