Выбрать главу

В прихожей хлопнула дверь. То, что запертая дверь сама собой открывается и закрывается, меня уже не удивило. Я вышел в переднюю и столкнулся с котом. Вид у него был довольный, усы топорщились.

Я снял с вешалки выбивалку для ковров и подступил к рыжему безобразнику вплотную. Как ни странно, страха я не испытывал.

13. Тот, чье имя редко произносят

Мудрец вопросы миру задает,

Дурак ответы точные дает.

Но для того ли мудрый вопрошает,

Чтоб отвечал последний идиот?

Н. Н. Матвеева

Тот, чье имя произносить опасно, недолго думал, прежде чем обрести форму. Сперва он объял необъятное, осторожно обходя мышление Чужого, быстренько впитал все новое, что появилось на Земле за время его сна. И обрел форму.

(Сразу следует пояснить, что внешность черного кота привлекла его не потому, что Чужой вселился в кота. Он даже не подумал об этом. Просто тот, чье имя не следует произносить, в числе нового с удовольствием впитал творчество Михаила Булгакова и ему понравился образ Бегемота).

Обмяв, испробовав новое тело, он примерился к многочисленным своим именам, которые нельзя произносить всуе, и остановился на том, благозвучном, которым его наградил великий немецкий поэт. Только он сократил его наполовину. Дело в том, что Мефистофель в переводе с немецкого означает «приносящий зло»: мефис – носить, нести, тофель – зло, черт, зловещий. Носитель зла. Но есть более древний язык – древнееврейский. Там значение этих двух слов иное. Мефис – запах, пахнуть, тофель – сера. Пахнущий серой. А древнееврейский язык был ближе к древнему сознанию того, чье имя не следует и т. д., чем немецкий, возникший всего несколько столетий тому назад. Так что Мефистофель воспринимался им с некоторой поправкой, несколько дискомфортно, ему как бы приходилось делать двойной перевод. Впрочем, консервативность того, чье имя…, всем и давно известна. Как поколению пятидесятых не слишком нравится современная молодежная музыка, так и тот, чье…, считал настоящими языками – древнейшие, а правильными обычаями – наидревнейшие. Так что от Мефистофеля он оставил лишь первый слог и мы теперь будем именовать его Мефисом – пахнущим.

Мефис реализовал себя во дворе дома, где проживали хозяин рыжего кота и ведьмообразная соседка. Плотно встав лапами на бетон, Мефис сочинил зеркало и осмотрел свое изображение.

Зеркало было добротное, венецианское. В соответственной раме. На него, как на магнитную приманку, тотчас потянулись жильцы и праздные прохожие. Мефис недовольно огляделся и ликвидировал венецианский раритет. Теперь зеваки могли любоваться лишь крупным черным котом, который смотрел на них с отвращением.

– Экий здоровенный котище! – сказал один из зевак.

– Да, – сказал второй, – тут, вроде, зеркало было… Старинное.

– Сам ты зеркало, – сказал первый. – Тут только этот кот противный.

– Сам ты противный! – сказал кот…

Тем временем на Земле продолжились аномальные проявления. Еще бы – Чужой и Мефис буквально перевернули сущность причин и следствий.

Так, в вагон метро вошел человек в форме железнодорожника и громко сказал:

– Граждане пассажиры, извините, что я к вам обращаюсь! Я – машинист этого поезда и собираю деньги для открытия дверей на следующей станции.

Женщина, возившая по этому вагону безрукого и безногого инвалида в форме воина-афганца[6], вдруг заорала и отскочила от коляски. Дело в том, что несколько пассажиров сердобольно посмотрели на калеку и у того мгновенно выросли многочисленные конечности.

А у вора-карманника, воспользовавшегося суматохой, пальцы приросли к карману жертвы. Теперь они были спаяны воедино, и второй мог избавиться от первого только вместе с брюками.

Нарушение причинно-следственных законов коснулось не только злополучного вагона метро. Так как иступленный автор в очередной раз вспомнил Штиллера, то у несчастного Евгения Иудеевича на правой щеке вскочил здоровенный прыщ. Прыщ был багрового цвета, переходящего у основания в фиолетовой. Заниматься бизнесом с таким прыщом было просто несолидно. Бедный хозяин издательства остался дома и отменил нужные встречи, что ввело его в состояние депрессии.

Одновременно в интернете сама собой появилась страничка авторских работ иступленного автора, в которой упоминался не только изъевреенный Штиллер, но и весь сонм людей, к которым автор питал неприязнь. Страничка чем-то напоминала похабные телевизионные «Окна», поэтому у нее сразу же появилось множество читателей.

Внеземное влияние Ыдыки Бе, сплетаясь с могуществом Мефиса, реализовывало мысли людей самым причудливым образом. Редактор крупного издательства, некто Мифодий Екфимович, совершенно неожиданно для себя самого начал с отчаянной решимостью вычеркивать из рукописи известной авторши всех собак породы пекинес. Псы рычали и кусались.

На Тихвинском рынке неизвестно откуда появился странный ребенок с искаженным лицом. Его ноги сгибались в сочленениях самым неестественным образом. Малыш дико осмотрел снующих москвичей, вытянул правую руку вверх, будто ухватился за нечто невидимое, и улетел. Смуглые барыги проводили его скучающим взглядом, а покупатели и вовсе внимания не обратили, приняв за очередного беспризорника.

На Ярославском шоссе гаишник начал яро останавливать машины и желать всем шоферам счастливого пути. То, что он теперь ГБДДшник гаишника не смущало.

С горы мимо церкви недалеко от Цветного бульвара спустился странной внешности осел, на боку которого была непонятная надпись: «Магриус». Осел направлялся прямо к цирку. Он был плотно загружен книгами с фотографией президента России.

За ослом шли бешеные и лютые, вооруженные до зубов. Каждый нес на плечах личного редактора-миллионера.

В Думе в течение получаса все говорили правду. Думаки говорили эту правду, потупив очи, противоестественными, натуженными голосами, а по истечении тридцати минут срочно всем думским коллективом ушли в неочередной отпуск.

На Тихвинском рынке вновь появился странный ребенок, похожий на беспризорника. На этот раз с ним был стройный парень в шикарной белой дохе. Попытка милиционеров проверить у парня документы и московскую регистрацию предсказывалась безуспешной.

Изъевреенный Штиллер обрел на подбородке второй прыщ, который относился к семейству чирьев.

13. Идиотская глава

Разница между умным человеком и дураком в том, что дурак повторяет чужие глупости, а умный придумывает свои.

Автор этой идиотской книги

Когда-то давно два мэтра высказали идею о возможности прибытия на Землю сумасшедшего космического гостя. Высказали они ее мельком, немного расцветили байкой о вечном двигателе и двинули сюжет основной книги дальше.

Прошло время. Россия проиграла и холодную, и горячую войну с капиталистами. В итоге у побежденных появились гнойники, названные деликатно – горячими точками, а равенство советских нищих перестроилось в неравенство богатых.

Наступило очередное тысячелетие. Оно ознаменовалось катаклизмами и всеобщим потеплением климата. Преддверием грядущего потопа. Земля, уставшая от бестолковых людишек на своем чутком теле, решила слегка встряхнуться и принять ванну.

Именно в это время и появился на планете бедный разтроенный Ыдыка Бе, гениальный и всемогущий псих. Больной воплощением желаний.

Его угроза земной стабильности была еще большей, чем неизбежность всемирного потопа, поэтому некие загадочные существа, гораздо более древние, чем человек, вынуждены были выйти из подполья.

В этой книге мы можем проследить лишь внешние проявления этого противостояния земного и внеземного. Истинная суть сокрыта от автора, так как автор всего лишь человек. А человек, как известно, несовместим с истиной, ибо в человеческом толкование все то, что истинно – ложно.

В сущности, книга на девяносто процентов представляет авторские отступления, авторские исступления, абзацы, выдуманные для сведения автором счетов с неприятными ему людьми и совершенно идиотские авторские измышления. Ее вообще не следовало бы ни читать, ни издавать, кабы не те десять процентов, в которых есть несвязный рассказ о секретных событиях Пришествия Чужого и Противостояния местного. Чтение этой книги сравнимо с добычей радия – тонны словесной руды надо переварить, чтоб добраться до граммульки информационной пользы.

вернуться

6

Этого, как и многих других, калеку гильдия нищих брала напрокат из приюта инвалидов-сирот; к Афганистану, равно как и вообще к военным действиям, бедняги никогда не имели никакого отношения. (Справка: средний заработок подобных «нищих» в Москве составляет около 1,5 тысяч рублей в сутки, т. е. $ 50).