Читать онлайн "Канонерские лодки первой эскадры флота Тихого океана в русско-японской войне, 1904–1905" автора Несоленый Сергей Валерьевич - RuLit - Страница 21

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

2-го июня в 16 ч 40 мин на крейсере “Россия”, флагманском корабле вице-адмирала Я.А. Гильтебрандта, состоялось совещание с участием высшего командования союзников. Пока было решено воздержаться от захвата фортов Таку силой. Однако вечером Я.А. Гильттебранд получил новые данные: “В 10-м часу вечера вице-адмирал Бендерман прислал мне известие, полученное через командира лодки “litis”, из Тяньтзиня. Извещалось, что в 3 часа 15 минут пополудни со станции Тяньтзин 400 китайских солдат отправились в Тонгку, для усиления гарнизона фортов. По мнению европейцев, давно живущих в Китае и знающих качества китайцев, взятие фортов Таку было бы таким ударом, который восстановил бы сразу мирное положение. Далее прибавлялось, что войсками (китайскими – прим. авт.) получено приказание правительства – разрушить железную дорогу. В то же время из реки (с канонерских лодок) сообщали, что на фортах замечено большое оживление, и производятся земляные работы”{19} .

В ночь с 2 на 3-е июня Я.А. Гильтебрандт посылает в Порт-Артур броненосец “Петропавловск”, крейсер

“Дмитрий Донской” и лодки “Сивуч”, “Манджур” и “Гремящий”. Корабли должны были принять в Порт-Артуре на борт войска и возвратиться в Таку. Кроме того, контр-адмирал М.Г. Веселаго должен был передать вице-адмиралу Е.И Алексееву доклад Гильтебрандта о происходящих событиях.

Посылка этого отряда явилась ошибкой – последующие события развивались слишком стремительно и корабли не успели вернуться к началу штурма фортов Таку.

Три канонерские лодки (“Сивуч”, “Манджур” и “Гремящий”) явились бы существенной подмогой, так как в обстреле фортов могли участвовать только канонерки – броненосцы и крейсера не могли подойти из- за мелководья. Очевидно, Гильтебрандт не верил в возможность боя, считая, что всё окончится благополучно, и форты будут сданы добровольно{20} .

Офицеры, участники штурма фортов Таку, лейтенанты Веселаго (слева) и Сарычев

В 4 часа пополудни 3-го июня из Порт-Артура пришёл минный крейсер “Гайдамак”, который привёз секретное предписание Е.И. Алексеева. Вице-адмирал Е.И. Алексеев позднее в докладе на имя генерал-адмирала Алексея Александровича писал: “Усиление гарнизона на фортах Таку, большие земляные работы, производившиеся на них и, наконец, постановка минного заграждения в устье реки Пейхо, заставили меня послать спешно предписание Начальнику эскадры Тихого океана как старшему на рейде Таку, совместно с другими иностранными флагманами, занять форты, из опасений лишиться сообщений эскадры с Таку и Тяньтзином и тем поставить наши десанты и войска, свезённые на берег в весьма опасное положение”{21} .

Но к тому времени решение о штурме фортов Таку уже было принято. В 9 часов утра 3-го июня на борту “России” опять собрались союзные адмиралы, совещание было непродолжительным, а решение – единодушным. Решено было вручить ультиматумы чжилийскому вице-королю Юй Лу и коменданту крепости Таку генералу Ло Юнгуань с требованиями передать союзным войскам форты до 2 часов ночи 4-го июня. В случае, если к этому времени укрепления не будут очищены китайскими войсками, союзники вынуждены будут их взять силою. Ультиматум был подписан представителями командования России, Франции, Германии, Англии, Японии, Италии, Австрии. Американцы уклонились от участия в операции, так как командующий американскими кораблями контр-адмирал Кемпф ещё на совещании 2-го июня заявил, что “согласно имеемым им инструкциям, может открыть враждебные действия лишь в том случае, когда его суда или команды подвергнутся непосредственно нападению”{22} .

В случае отказа китайцев добровольно сдать форты, для их обстрела выделялись 6 канонерских лодок: 3 русских – “Бобр”, “Кореец” и “Гиляк”, английская “Algerine”, германская “Iltis”, французская “Lion”.

Канонеркам придавались 2 русских миноносца – №203 и 207 и 2 английских эскадренных миноносца (тогда их называли контр-миноносцами) – “Fame” и “Whiting”{23} . Но из-за слабого артиллерийского вооружения они не могли оказать канонеркам существенной помощи. Общее командование этими силами было возложено на капитана 1 -го ранга Добровольского (командир “Бобра”). Японская канонерская лодка “Akagi” не могла принять участие в операции вследствие повреждения в машине.

Для действия с берега против фортов был сформирован десантный отряд численностью 903 человека – 186 русских, 250 англичан, 140 немцев и 329 японцев.

С ультиматумом к командующему укреплениями Таку был послан лейтенант Бахметев, который возвратился в 11 часов вечера и привёз ответ “что комендант лично, по его заявлению, ничего не имеет против сдачи фортов, но испросит указаний начальства и надеется дать ответ ранее назначенного срока”{24} .

На военном совете командиров кораблей, которым предстояло действовать против береговых укреплений Таку, проходившем 3 июня в 3 часа дня на лодке “Бобр” был выработан план действий и определены позиции лодок.

План штурма был следующий:

1. С начала боя весь огонь канонерских лодок сосредотачивается на форте №4, чтобы подготовить огнём атаку этого укрепления десантом. Из тех орудий, которые в силу своих углов обстрела будут не в состоянии стрелять по форту №4, следовало открыть огонь по тому из южных фортов (№2 и №3), который будет более всего мешать своим огнём.

2. Когда десант будет подходить к форту №4, огонь всех лодок следовало перевести на форт № 1.

3. По взятии форта №1 сосредоточить весь огонь на форте №2.

4. Десанты поддерживаемые огнём с канонерских лодок, переправляются через реку на другую сторону и атакуют сначала форт №2, а затем форт №3.

Забегая вперёд, отмечу, что этот план будет в точности реализован во время штурма 4 июня.

Миноносцы были поставлены выше по течению реки рядом со станцией Тонку с целью наблюдения и последующей атаки (в случае начала штурма) четырёх китайских эскадренных миноносцев, стоявших у доков.

Интересно привести соотношение сил сторон. “Бобр” , “Кореец” и “Гиляк” имели вооружение из 1 9-дм (229-мм), 2 8-дм (203 мм), 1 120-мм, 2 6-дм (152-мм), 5 75-мм и 10 9-фунтовых (107 мм) орудий, 6 47- мм, 10 37-мм орудия, 2-х десантных орудия Барановского и 2 – пулемёта. “Lion”, “Algerine” и “litis” из 2 138-мм, 8 100-мм, 4 88-мм, 4 47-мм, 15 37-мм орудий и 4-х пулемётов.

Укрепления Таку состояли из 5 фортов, причём особую опасность представляли три из них: № 1, № 2 и № 4. Эти форты были расположены в устье реки Пейхо. “Форты предназначались для отражения вторжения противника с моря и могли выдержать даже огонь крупнокалиберных корабельных орудий”{25} .

Эти форты имели на вооружении 138 орудий, в том числе 13 новейших систем: 4 127-мм системы Армстронга, 1 150-мм Круппаи 8 120-мм скорострельных Круппа. Эти орудия имели круговой обстрел. Очень сильным был форт №3. Он имел на вооружении лишь 18 орудий, но зато каких! 2 240-мм, 2 210-мм и 2 150-мм орудий фирмы Круппа были новейших систем и установлены на станках с круговым обстрелом. Однако диспозиция лодок была выбрана столь удачно, что в ходе длительного боя его орудия не смогли существенно помочь фортам №1,2 и 4, хотя и вели огонь. Вечером 3 июня все канонерки приготовились к бою.

“Оставалось два часа до решительного срока. На фортах вспыхнули два электрических прожектора, навели свет на лодки, стоявшие в тылу, и снова потухли. Комендант крепости генерал Ло получил по телеграфу, соединявшему крепость с Тяньцзынем, приказание ни в коем случае не отдавать фортов Таку иностранцам. Проверив прожектором, что почти все канонерские лодки стоят на прежних местах, по которым уже давно наведены фортовые орудия… генерал Ло, повинуясь повелению из Пекина, приказал открыть огонь по лодкам, не дожидаясь, когда иностранцы сами начнут штурмовать”{26} .

     

 

2011 - 2018