Читать онлайн "Конституционно-политическое многообразие" автора Старостенко Константин Викторович - RuLit - Страница 9

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

[60]. Поэтому потенциал политики и действия политиков должны использоваться для овладения своими собственными социальными силами.

В рамках телеологических трактовок политика рассматривается как деятельность по эффективному достижению коллективных вероисповедных целей (Т. Парсонс). С системной точки зрения политика является относительно самостоятельной системой, сложным социальным организмом, целостностью, отграниченной от окружающей среды – остальных областей общества – и находящейся с ней в непрерывном взаимодействии (Д. Истон, Г. Алмонд). Однако мы не должны забывать, что основные противоречия и проблемы политики как системы неразрешимы, если оставаться только в рамках этой системы, не выходя за ее границы и не изменяя способа мышления и действия.

Сегодня политику связывают с управлением, регулированием, руководством. Хотя отдельные ученые с этим не совсем согласны: управление есть имманентное свойство любого социума, в том числе первобытного, в эпоху которого не было еще политики. По мнению И. А. Гобозова, в первобытном обществе управление носило неполитический характер, оно базировалось на родовых и племенных традициях.[61] И все-таки управлять, регулировать и руководить, не имея на то властных полномочий, невозможно.

Поэтому, обобщая вышесказанное, мы можем сделать вывод: во-первых, политика – это отношения, касающиеся непосредственно власти, необходимой для реализации запросов и потребностей, находящихся у руководства социальных групп (классов, наций, партий); во-вторых – это деятельность по артикуляции противоречивых интересов, опять-таки этих же социальных групп, но уже для совместного, неантагонистического существования. Предметом политики является не всякая власть, а только власть в публичном смысле. По мнению В. И. Савина, политика является стремлением к получению и удержанию публичной политической власти, деятельность которой распространяется на все общество, а не только на граждан государства[62].

Размышляя сегодня над судьбами народов мира, видные представители политических и интеллектуальных кругов Японии сходятся в едином мнении: «Разрыв между политикой и знаниями и их отчуждение – одна из многих бед современности, которую никак нельзя упускать из виду. В результате осуществляется лишенная взвешенного подхода политика и распространяется большое количество лишних знаний, причем это происходит с такой интенсивностью, что угрожает существованию цивилизации. Подобный разрыв, с одной стороны, ведет к тому, что политика дистанцируется от повседневной жизни людей, а с другой – к тому, что подлинные знания растворяются в пучине малозначительных фактов»[63].

Соглашаясь с необходимостью выработки иной перспективы и нового курса политики, мы обращаем внимание на такие ее важные структурные элементы, как субъект и объект.

Под субъектом политики обычно понимаются участники политического процесса (группы или отдельные личности, классы и нации), способные осознанно бороться за власть и реформы. Политический субъект прямо или косвенно связан с политической деятельностью государства и власти, он стремится ограничить их властно-бюрократические функции в происходящих общественных изменениях, определяющих, в конечном счете, направленность и характер деятельности людей.

В советской науке бытовало мнение, что одна личность не может оказывать большого влияния на ход исторического процесса, ведущая роль здесь отводилась народу как субъекту и мере общественного развития. Действительно, политическую практику вершат большие социальные группы, однако история свидетельствует о том, что непосредственным субъектом политики является личность. Наглядный пример тому – современное отношение к той или иной партии в России складывается через восприятие лидера этой партии. Этот закон действует и в международном плане: отношение к государству находится в полной зависимости от отношения к лидеру данного государства.

Объект политики – это особая сфера политической деятельности государства, партий, наций, общественных движений под воздействием политических лидеров.

Становление современного мышления и действия выдвигает на первый план проблему формирования субъекта политики общественных изменений, адекватного новой социальной реальности. Методологической стороной процесса формирования данного субъекта, с нашей точки зрения, выступает объективная природа реальности и бытие власти. Возникает правомерный вопрос: «А что же такое вообще власть?». Одни утверждают, что власть означает способность одного из элементов существующей социальной системы реализовать собственные интересы в ее рамках, и в этом смысле власть есть осуществление влияния на процессы, происходящие внутри системы. Другие считают властью результаты, продукт некоторого целенаправленного влияния. Третьи полагают, что власть представляет собой такие взаимные отношения между людьми или группами людей, сущность которых заключается во влиянии, воздействии, что это стремление к достижению равновесия.[64]

В научной литературе существуют разнообразные дефиниции власти, акцентирующие внимание на той или иной стороне ее проявления и связанные с определенным подходом к ее анализу. Ученые выделяют следующие аспекты интерпретации власти.

1. Телеологические дефиниции характеризуют власть как способность достижения поставленных целей и получения намеченных результатов. Это толкование распространяет власть не только на отношения между людьми, но и на взаимодействие человека с окружающим миром (Б. Рассел).

2. Бихевиористская трактовка власти рассматривает власть как особый тип поведения людей, при котором одни командуют, а другие подчиняются. Сторонники бихевиористского подхода считают власть особой сущностью, носителем которой выступает отдельный индивид, заставляющий других людей повиноваться своей воле (Ч. Мерриам, Г. Лассуэл, Дж. Кетлин).

3. Психологические интерпретации феномена власти позволяют выявить психологические основания власти с помощью психоанализа и других психологических методов (3. Фрейд, К. Г. Юнг).

4. Системное определение власти имеет две группы сторонников. Первые рассматривают власть как отношения неравноправных субъектов, чье поведение обусловлено их «ролями» (Т. Парсонс); вторые трактуют власть как средство социального общения, позволяющее регулировать групповые конфликты и обеспечивать интеграцию общества (К. Дойч и Н. Луман).

5. Структурно-функционалистские истолкования власти рассматривают ее как свойство социальной организации, как способ самоорганизации человеческой общности, основанный на целесообразности разделения функций управления и подчинения. По мнению представителей этого направления, без власти невозможно коллективное существование человека. Власть необходима, подчеркивал Аристотель, прежде всего, для организации общества, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, для поддержания его целостности и единства.[65]

Исторический опыт показывает, что там, где появляется необходимость в согласованных действиях людей (будь то отдельная семья, группа, социальный слой, нация или общество в целом), там происходит подчинение их деятельности ради достижения конкретных целей. В этом случае определяются ведущие и ведомые, властвующие и подвластные, господствующие и подчиненные. Мотивы подчинения весьма разнообразны. Подчинение может обусловливаться заинтересованностью в достижении поставленной общей цели, убежденностью в необходимости выполнения распоряжений, авторитетом властвующего, идентификацией объекта с субъектом власти и, наконец, просто привычкой к подчинению и страхом перед санкциями в случае неподчинения. Специфическим элементом подчинения являются мотивы, которые имеют большое значение для эффективности власти и ее долговечности. Здесь важно подчеркнуть, что властные отношения объективно присущи общественной жизни. Это своеобразная плата за жизнь в обществе, ибо жить в обществе и быть свободным от его правил и норм общежития нельзя: без отношений власти человеческая цивилизация невозможна.

вернуться

60

Пугачев В. П. Политология. Высшее образование. М., 2003. С. 48.

вернуться

61

Гобозов И. А. Философия политики. М., 1998. С. 93.

вернуться

62

Теоретические и практические вопросы становления и развития публичной власти. Монография / Под общ. ред. В. И. Савина. Орел, 2001. С. 19.

вернуться

63

Накасонэ и др. После «холодной войны». М., 1993. С. 314.

вернуться

64

Краснов. Б. И. Власть как явление общественной жизни // Социально-политический журнал. 1991. № 11. С. 35.

вернуться

65

Аристотель. Сочинения. В 4 т. М., 1984. Т. 4. С. 376–380.

     

 

2011 - 2018