Читать онлайн "Научные идеи А.Д. Сахарова сегодня" автора Альтшулер Борис Львович - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Научные идеи А.Д. Сахарова сегодня

Для "Сахаровского сборника — 2011", посвящённого 90-летию А.Д. Сахарова

Нельзя сказать, что судьба Андрея Дмитриевича Сахарова как учёного-физика сложилась удачно. 20 лет своей творческой активности (1948—1968 гг.) он, движимый патриотическим чувством долга, посвятил конструированию ядерного оружия, восстановлению стратегического равновесия СССР и США. В "Воспоминаниях"[1] (Часть I, гл. 6) Андрей Дмитриевич дал описание своих мотивов участия в этой деятельности:

"Я не мог не сознавать, какими страшными, нечеловеческими делами мы занимались. Но только что окончилась война — тоже нечеловеческое дело. Я не был солдатом в той войне — но чувствовал себя солдатом этой, научно-технической. (Курчатов иногда говорил: мы солдаты — и это была не только фраза.) Со временем мы узнали или сами додумались до таких понятий, как стратегическое равновесие, взаимное термоядерное устрашение и т.п. … Тогда мы ощущали всё это скорей на эмоциональном уровне. … Это действительно была психология войны. … Сегодня термоядерное оружие ни разу не применялось против людей на войне. Моя самая страстная мечта (глубже чего-либо ещё) — чтобы это никогда не произошло, чтобы термоядерное оружие сдерживало войну, но никогда не применялось".

С таким же чувством провиденциальности их миссии работали тогда и мой отец, и другие учёные-атомщики — пионеры советского ядерного проекта. Я подробно говорил об этом в своём обзорном докладе "Андрей Сахаров как физик во всех сферах своей деятельности"[2] на мемориальной сессии Четвёртой Международной Сахаровской конференции по физике в ФИАНе (18—23 мая 2009 г.).

А после отстранения Сахарова от секретной тематики он ещё 21 год (1968—1989 гг.), также следуя нравственному долгу, посвятил борьбе за ядерное разоружение, за соблюдение прав человека, устранению угрозы самоуничтожения человечества в термоядерной войне. При этом он боготворил теоретическую физику, "чистую" науку, на занятия которой в указанных обстоятельствах времени всегда не хватало. "Когда Вы займётесь наукой?", — спросил я его в бурный общественно-политический период конца 1980-х после возвращения из ссылки. "Когда меня снова сошлют в Горький", — ответил Андрей Дмитриевич, улыбнувшись. Но и в Горьком, где свободного времени было больше, тоже было немало помех. Многоплановую картину этой жизни даёт увидевшее свет в 2006 году уникальное издание — подготовленные к печати Еленой Боннэр "Дневники" Сахарова. Есть там и поистине трагические страницы, где Андрей Дмитриевич пишет о своих занятиях наукой (запись 4 мая 1986 г.):

"Бегло просматривая много статей, отбирал те, которые надо попытаться понять (некоторые из них я уже много раз пытался понять). К сожалению, надо признать, что я уже не в силах освоить всю супернауку на должном уровне" [здесь и далее подчёркнуто А.Д. Сахаровым, "супернаука" — теория суперсимметрии и суперструн — Б.А.]. За 5 месяцев, имея все статьи перед собой, я этого не смог. Конечно, у меня нет некоторых исходных статей, но не это главное. Главное в том, что я очень многое упустил, начиная с 1948 года. А в 1969 г., попав опять в ФИАН, я не занимался наукой с должной последовательностью. Многое меня отвлекало. Семинары посещал только вторничные, а реально заниматься современной физикой (калибровочными полями, квантовой теорией поля вообще, новой космологией, особенно суперсимметрией) — не занимался и не мог. Фактически только в Горьком у меня появилась такая возможность, но всё ещё многое отвлекало (в особенности последние годы, но и раньше), а главное — сил и свежести ума уже мало. Надо сказать, что и в молодости — в 40-е годы — мне тоже была трудна теория поля — тогда ещё в очень ребяческом состоянии. А что с ней сделали десятки острых умов за эти 40 лет! Чудеса и только. Особенно сильно я это почувствовал в последние месяцы. Конечно, это я переживу, как человек, психически вполне устойчивый, счастливый в личной жизни, достаточно самокритичный и готовый в принципе довольствоваться тем, что сделано. Но в каком-то плане это всё же для меня огромная (интеллектуальная) трагедия !!! Постараюсь всё же что-то делать "на обочине", то, что в моих скудеющих силах. Да, мне надо много воли и мужества. Надо смотреть в глаза фактам и надо работать. Не разбрасываться и доводить дело до конца."[3]

А одно из "чудес Сахарова" состоит в том, что практически все, полученные им "на обочине" (если воспользоваться его же выражением из вышеприведенной цитаты), научные результаты получили дальнейшее развитие, а некоторые являются классическими.

Первые обзорные публикации научных трудов Сахарова — статьи Ю.А. Гольфанда и автора этой заметки в юбилейном "Сахаровском сборнике" 1981 года[4] и в изданном, также к 60-летнему его юбилею, собрании,[5] включающем написанный Сахаровым автореферат его работ. Необходимо также назвать юбилейный (посмертный — к 70-летию Сахарова) выпуск журнала "Успехи физических наук" мая 1991 года,[6] подготовленное в Отделении теоретической физики Физического института им. П.Н. Лебедева РАН (ФИАН) и изданное в 1996 году полное собрание научных трудов Сахарова[7] и составленный Архивом Сахарова в Москве "Библиографический справочник".[8] Разумеется, научное наследие Сахарова активно обсуждалось на четырёх (1991, 1996, 2002, 2009 гг.) Международных Cахаровских конференциях по физике, организованных и проходивших в ФИАНе.

В предисловии к полному собранию научных трудов Сахарова (см. сноску 7, стр. 6) говорится:

"Сахаров был одним из крупнейших учёных нашего времени, оставившим яркий след во многих областях физики и смежных научных и технических дисциплин. Им основан целый ряд направлений, испытавших бурное развитие и лежащих сегодня в центре внимания науки, таких, например, как пути мирного использования энергии ядерного синтеза или проблема барионной асимметрии Вселенной. Он стоял у истоков новой, находящейся на стыке физики микромира и космологии области науки — космомикрофизики. Поэтому работы Сахарова продолжают вызывать живой интерес, далеко выходящий за рамки истории физики и техники второй половины XX века".

Основные темы своей научной деятельности Сахаров обозначил сам в составленном им специально для "Сахаровского сборника" 1981 года "Списке научных трудов". Включил он в этот список и свои любительские задачи, что, конечно, было шуткой, поскольку "научным трудом" они не являются. Но Андрей Дмитриевич любил шутку и очень любил всякие задачи на сообразительность — и решать чужие, и придумывать собственные. Замечательна задача Сахарова "О галошах", придуманная им в 50-е годы в период его частых полётов из Москвы на объект (сноска 7, стр. 505). Или вот выдержка из его письма из Горького в Москву 21 января 1986 г. друзьям Леониду Литинскому и Инне Кагановой:

"А вот для Маши [дочка адресатов — Б.А.], благо она в мат. кружке, придуманная мной задача (хочу послать в "Квант"). Рассеянный часовщик по ошибке укрепил на циферблате часов две стрелки одинаковой длины. Обычно это не приводит к путанице; например, конфигурация (циферблат, 3 часа) — явно 3 часа. Но при некоторых конфигурациях неизвестно, какая стрелка часовая, а какая — минутная. Найти эти конфигурации. Сколько их?".[9]

В письме от 20 марта 2006 года он приводит ещё несколько придуманных им задач (о мыльной плёнке, о соревновании по последовательному разбиванию яиц…) и с явным удовольствием даёт решение присланной ему Лёней Литинским хитроумной задачки о возрасте трёх сыновей.[10]

Я имел счастье общаться с Андреем Дмитриевичем лично в течение 20 лет, начиная с 1968 года, когда он согласился оппонировать мою кандидатскую диссертацию по общей теории относительности. Суммируя, могу утверждать, что разговаривать с ним было интересно, это всегда было по существу. Эпистолярное общение продолжалось и в годы его ссылки. Вот, например, касающиеся физики выдержки из писем 1982, 1983 и 1986 гг.:

вернуться

1

Андрей Сахаров, "Воспоминания", изд. "Время", Москва, 2006.

вернуться

3

А. Сахаров, Е. Боннэр, "Дневники. Роман-документ". Изд. "Время", Москва, 2006. Т. 3. Стр. 187—188.

вернуться

4

"Сахаровский сборник" / Сост. А. Бабёнышев, Р. Лерт, Е. Печуро, Изд. "Хроника-пресс", Нью Йорк, 1981. Репринтное издание с Приложением "Последние 10 лет" Сост. Е.Э. Печуро, Б.Л. Альтшулер. М.: "Книга", 1991. (Указанные обзоры научных трудов А.Д. Сахарова в этом сборнике см. http://www.uic.unn.ru/ads/biography/sciwork.htm )

вернуться

5

A.D. Sakharov, .Collected Scientific Works. / Ed. D. ter Haar, D.V. Chudnovsky and G.V. Chudnovsky. New York and Baseclass="underline" Marcel Dekker Inc., 1982.

вернуться

6

УФН, 161, № 5. Юбилейный выпуск "К 70-летию Андрея Дмитриевича Сахарова".

вернуться

7

"Академик А.Д. Сахаров. Научные труды" / Ред. Б.Л. Альтшулер, Л.В. Келдыш, Д.А. Киржниц, В.И. Ритус. Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН // ЦентрКом, Москва, 1995.

вернуться

8

"Андрей Дмитриевич Сахаров. Библиографический справочник. I. Труды" / Публикации Архива Сахарова. Изд. "Права человека", Москва, 2006.

вернуться

9

Л.Б. Литинский, "Об А.Д. Сахарове и вокруг", в сб. "Он между нами жил… Воспоминания о Сахарове" / Ред. Б.Л. Альтшулер, Б.М. Болотовский, И.М. Дрёмин, Л.В. Келдыш, В.Я. Файнберг. Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН // "Практика", Москва, 1996, стр. 429—430.

вернуться

10

Предлагаю читателю попробовать свои силы. Формулировка задачи простая: "А и Б встретились после двадцатилетнего перерыва; Б сообщает А, что у него трое сыновей, что произведение их возрастов равно 36, а сумма возрастов равна числу окон в доме напротив их места жительства. Поразмыслив, А заявляет, что данных для решения задачи недостаточно. "Конечно, — подхватывает Б, — мой старший рыжий!". "Ах, рыжий?!", — сказал А, и сразу же правильно назвал возраст всех детей".

     

 

2011 - 2018