Выбрать главу

О.В. ХЛЕВНЮК

ПОЛИТБЮРО

Механизмы политической власти в 1930-е годы

÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷

Введение

«Наше Политбюро ЦК является органом оперативного руководства всеми отраслями социалистического строительства»[1], — заявил в докладе по организационным вопросам на XVII съезде ВКП(б) в феврале 1934 г. Л.М. Каганович, в то время секретарь ЦК ВКП(б), заместитель И.В. Сталина по партии. Однако даже такая характеристика лишь в некоторой степени определяла реальные функции Политбюро.

Формально, по партийному уставу, Политбюро, образованное как постоянный орган в 1919 г., было (наряду с Оргбюро и Секретариатом) исполнительной инстанцией Центрального Комитета. Политбюро избиралось ЦК для ведения политической работы и было подотчётно ЦК. Фактически Политбюро являлось высшим органом власти в СССР. Именно Политбюро предопределяло все основные направления развития страны (а также рассматривало массу сравнительно мелких и второстепенных проблем), выступало главным арбитром при разрешении ключевых межведомственных противоречий, непосредственно организовывало исполнение многих своих постановлений и старалось держать под тщательным контролем всю систему власти. Значительное количество принципиальных решений и акций, формально исходивших от различных государственных органов (например, ЦИК СССР, СНК СССР, СТО СССР) на самом деле были результатом деятельности Политбюро. Обязательному утверждению Политбюро подлежали все сколько-нибудь значительные инициативы партийных, государственных, комсомольских, профсоюзных и т.д. инстанций. Руководители Политбюро с полным основанием могли заявить: «Государство — это мы».

Будучи одной из важнейших проблем советской политической истории, деятельность Политбюро фактически ещё не стала предметом специального всестороннего исследования, что прежде всего связано с состоянием источниковой базы. Немногочисленные работы, в которых делались попытки проанализировать эту проблему, были построены на опубликованных документах и материалах прессы[2]. В таких трудах поставлены важные вопросы, намечены возможные пути их изучения, сделаны некоторые оригинальные наблюдения. Однако закрытость архивов создавала непреодолимые препятствия на пути историков.

Из всех этапов деятельности Политбюро (как и советской истории в целом) лучше всего оказались исследованными 20-е годы[3], обеспеченные многочисленными источниками. Относительный «демократизм» внутрипартийной жизни, острые столкновения в руководстве Политбюро, сведения о которых неизбежно предавались огласке, доступность бумаг, вывезенных за границу Троцким, широкий поток документальных публикаций по истории внутрипартийной борьбы 20-х гг., подготовленных в годы «перестройки», хорошее состояние и относительная открытость архивных фондов облегчили работу историков. Наследство же закрытости последующих периодов составляли преимущественно фальсифицированные официальные документы, неубедительные мемуары и вычищенные архивы, доступность которых до сих пор оставляет желать лучшего.

Эти обстоятельства предопределили выбор хронологических рамок книги — обращение, сразу к 30-м годам, минуя предыдущий этап. Небольшие экскурсы в предшествующий период предприняты лишь в той мере, в какой это было необходимо для понимания событий, исследуемых в работе.

В книге рассматриваются две основные проблемы. Первая — организационная сторона функционирования Политбюро: что представляло собой Политбюро в 30-е годы как высший орган партийно-государственной власти, каким был порядок работы Политбюро, какие изменения происходили в его составе и деятельности на протяжении рассматриваемого периода. Вторая проблема касается механизма принятия решений в Политбюро, изучения той реальной политической «кухни», которая скрывалась за фасадом формальной процедуры работы Политбюро. Речь в этом случае идёт о соотношении власти Политбюро как коллективного органа и единовластия Сталина, о формировании на разных этапах группы высших руководителей партии, о степени совпадения или различия позиций членов Политбюро, наличии или отсутствии в Политбюро противоречий и конфликтов и т.д. Очевидно, все эти сюжеты тесно взаимосвязаны и переплетены. Изменения в процедуре деятельности Политбюро в значительной мере отражали перемены в порядке принятия решений и степени влияния Политбюро как коллективного органа власти. А сама эволюция личной власти Сталина, по замечанию итальянского историка А. Грациози, во многом предстаёт как проблема рождения и последующего формирования сталинского окружения, изменения в котором по-своему отражали каждую новую ступень советской истории[4].

вернуться

1

 XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). 26 января-10 февраля 1934 г. Стенографический отчёт. М., 1934. С. 564.

вернуться

2

Типичным примером может служить исследование, специально посвящённое истории Политбюро: Lowenhardt J., Ozing J.R., van Ree E. The Rise and Fall of the Soviet Politburo. London, 1992.

вернуться

3

См., например: Медведев P.A. О Сталине и сталинизме. М., 1990; Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923–1927. Ред. — сост. Фельштинский Ю. Т. 1–4. М., 1990; Такер Р. Сталин. Путь к власти. 1879–1929. М., 1990; Tucker R. Stalin in Power. The Revolution from Above, 1928–1941. New York, London, 1992; Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888–1938. M., 1988; Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. Политический портрет И.В. Сталина. Кн. 1. Ч. 1–2. М., 1989; Его же. Троцкий. Политический портрет. Кн. 1–2. М., 1992; Козлов А.И. Сталин: борьба за власть. Ростов-на-Дону, 1991; Кун М. Бухарин: Его друзья и враги. М., 1992; Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925–1936. Сост. Кошелева Л., Лельчук В., Наумов В., Наумов О., Роговая Л., Хлевнюк О.М., 1995 и др.

вернуться

4

Graziosi A. G.L.Piatakov (1890–1937): A Mirror of Soviet History // Harvard Ukrainian Studies. Vol. XVI. № 1/2. 1992. P. 127.

...